November 7th, 2006

"Вокальные параллели" - открытие фестиваля "ТВ3 - Другое кино"

  (картинка с  http://www.drugoe-kino.ru/magazine/news2293.htm)  
Сюрреальная фантазия с Ренатой литвиновой.
Параллели с советским союзом и сегодняшним днем, параллели сопрано и мецо-сопрано, параллели с Феллини и Учителем.  65 минут на одном дыхании.
А когда идут титры, уже не веришь что это было всего-лишь 65 минут. "Это естественно - питаться чужим искусством", - снисходительно-ласково вещает Литвинова, нежно бросая в огонь живую канарейку. "Главное - уметь питаться правильно", - и платье бывшей оперной примы, сшитое из нотных страниц и газет, вспыхивает огнем зависти другой  бывшей дивы. "Одна балерина мечтает о смерти другой балерины. Одно сопрано ненавидит другое сопрано." 

Ираклий Квирикадзе, перед покзам фильма, скромно заметил, что они с Хадамовым просто делали фильм для себя, не рассчитывая ни на успех, ни на призы фестивалей.
Наверно именно поэтому фильм - как глоток свежего воздуха, яркий, даже легкий, проникает внутрь тебя каждым кадром, и как на арфе, по одной, пересчитывает струны души и подсознания. 
От резкого к сепии, от холода снега - к теплу ковров, от  голосов Джамановой и Тулигеновой - к нежно-советскому голосу переводчика. Ещё костюмы Дектярюка и Пеннера. И общечеловеческие ценности, поучительным тоном а ля совьетИк.

"Опера и балет - искусство великих царей и императоров, и больших коммунистов", - внушает певице ведущая оркестра. "Пуччини, Тоска. Исполняет Джаманова". Опера, сопрано и мезо-сопрано, ускользнувшая красота дивы,зависть одного талата другому, красота жизни. 
"Дьявол часто прячет рога. Он одевает маску, и то, что мы видим - обратная сторона луны. <...> Жизнь учит остерегаться.  Но луна всё же прекрасна". Прекрасна, как Литвинова с голыми ногами на санках, как "Травиата" Верди и "Жизнь и любовь женщины" Шумана. Как ведущая концерта, которая то мечет ножи, то яблоками забивает  до-смерти певиц. Прекрасна, как "поймать пулю телом". Как сигареты "Прима" и чай в подстаканнике, на столе актрисы; как белый котенок на рояле, как большеглазые казахские дети.
"Герой ищет катастрофу". Литвинова рядом с белым каменным орлом сыпит лепестками белых пеонов. "Без катастрофы герой не возможен." Сраженная красотой голоса соперницы, женщина ласкат овец в сарае, а после - поджигает сопернице платье.
"Я вас не навижу, - кричит ведущая, - вы все неудачницы!"

Звучит "Тоска". А может, тоскА. Фильм безупречен, и "снисходительно-ласково" жесток. Как всякая красота - жестока. 

promo drugoe_kino июль 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
ахуй

HELL by Bruno Chiche

33,23 КБ
Collapse )

Юные бездельники - богатые невротики - красивые наследники. Она посещает кокаиновые оргии, выкуривает по три пачки в день, в перерывах между клаббингом и сном делает аборты и валяется на асфальте... Он ездит на каррера, регулярно посещает аукционы и приковывает к батареям женщин. Они очень похожи. И в тоже время разные. В жизни им нужен лишь отжиг. Быть может и любовь по утру. Но пороха для реализации этого неуемного желания, увы - не хватает. Все осточертело, но об этом положено молчать...

Что же могло произойти после той ожидаемой встречи?
-НИ-ЧЕ-ГО. Все как было, так и осталось...

В последнем и выражается основная идея фильма. Жизнь скучна, сера и предсказуема. Это в Голливуде, если ждешь чуда — оно всенепременно произойдет. А в Парижской действительности все иначе. Тут чудеса лишь в Лувре...

В фильме много пауз. В копилку сценаристу. Ибо невероятно сложно создать те моменты, которые откроют гораздо большее, нежели хлесткий текст. Фильм местами скучен. Тем и ценен. Ибо передает вкус безысходности с послевкусием полного безразличия... Если Вы решите что кино про гламур, то безошибочно ошибетесь. Гламур в этом фильме бесцветен, безлик, безпочвенен, не имеющий оттенков и запахов. Он присутствует лишь в контексте.

Итог радует. Режиссеру удалось заставить зрителя поверить в историю. Пережить её. А ведь не это ли самое ценное в игровом кино? И пусть пресытившаяся критика клеймит фильм отсутствием красивых планов, Станиславского в глазах героев, отсутствием сценарного, 180ти градусного, поворота и прочих кинематографических норм... Но разве ли не этими отсутствиями так богата наша жизнь?

Намертво связанные

режиссер - Дэвид Кроненберг.
в ролях - Джереми Айронс, Женевьева Бужоль.
производство - сша/канада
Год - 1988.

Не знаю мнение критики о "Намертво связанных" Кроненберга, но на мой взгляд - хоть в этой работе и нет немотивированного жесткого секса, как в "Автокатастрофе", или немотивированного жесткого секса, как в "Видеодроме", или немотивированного жесткого секса, как в "Обеде нагишом" - несмотря на все это, "Намертво связанные", на мой взгляд, лучший фильм Кроненберга. Впрочем, не из тех "лучших фильмов", которые хочется смотреть вновь и вновь. Наоборот, если бы теперь, после того, как я уже посмотрел этот фильм, у меня была возможность вернуться в прошлое, вернуться на два часа назад и вновь выбирать, чтобы посмотреть этим вечером, я бы выбрал что-нибудь другое. Что угодно, но не "Намертво связанные" - слишком уж тяжелой получилась у Кроненберга эта история.
И тяжелой не столько из-за его невозможной манеры повествования...
Это фильм о разрушении. В данном конкретном случае: о стремлении одного из братьев Мэнтл разрушить ту особую связь, что существует между близнецами. Сам по себе сюжет этой истории банален. Причина конфликта - конечно же женщина, которую сначала соблазняет Эллиот, а после "дарит" застенчевому Беву, и в которую последний влюбляется. Дальнейшие события совершенно предсказуемы, и предсказуем трагичный финал. Все как и должно быть у Кроненберга, чьи герои никогда не возвращаются обратно... Но несмотря на всю предсказуемость, смотреть фильм интересно, т.е. хочется досмотреть до конца. Дойти, следом за кроненбергом, до самого конца.
Не рекомендую.

вокальные параллели (Хамдамов, 2005)

Сюрреальная фантазия с Ренатой литвиновой.
Параллели с советским союзом и сегодняшним днем, параллели сопрано и мецо-сопрано, параллели с Феллини и Учителем. 65 минут на одном дыхании.
А когда идут титры, уже не веришь что это было всего-лишь 65 минут. "Это естественно - питаться чужим искусством", - снисходительно-ласково вещает Литвинова, нежно бросая в огонь живую канарейку. "Главное - уметь питаться правильно", - и платье бывшей оперной примы, сшитое из нотных страниц и газет, вспыхивает огнем зависти другой бывшей дивы. "Одна балерина мечтает о смерти другой балерины. Одно сопрано ненавидит другое сопрано."

Ираклий Квирикадзе, перед покзам фильма, скромно заметил, что они с Хадамовым просто делали фильм для себя, не рассчитывая ни на успех, ни на призы фестивалей.
Наверно именно поэтому фильм - как глоток свежего воздуха, яркий, даже легкий, проникает внутрь тебя каждым кадром, и как на арфе, по одной, пересчитывает струны души и подсознания.
От резкого к сепии, от холода снега - к теплу ковров, от голосов Джамановой и Тулигеновой - к нежно-советскому голосу переводчика. Ещё костюмы Дектярюка и Пеннера. И общечеловеческие ценности, поучительным тоном а ля совьетИк.

"Опера и балет - искусство великих царей и императоров, и больших коммунистов", - внушает певице ведущая оркестра. "Пуччини, Тоска. Исполняет Джаманова". Опера, сопрано и мезо-сопрано, ускользнувшая красота дивы,зависть одного талата другому, красота жизни.
"Дьявол часто прячет рога. Он одевает маску, и то, что мы видим - обратная сторона луны. <...> Жизнь учит остерегаться. Но луна всё же прекрасна". Прекрасна, как Литвинова с голыми ногами на санках, как "Травиата" Верди и "Жизнь и любовь женщины" Шумана. Как ведущая концерта, которая то мечет ножи, то яблоками забивает до-смерти певиц. Прекрасна, как "поймать пулю телом". Как сигареты "Прима" и чай в подстаканнике, на столе актрисы; как белый котенок на рояле, как большеглазые казахские дети.
"Герой ищет катастрофу". Литвинова рядом с белым каменным орлом сыпит лепестками белых пеонов. "Без катастрофы герой не возможен." Сраженная красотой голоса соперницы, женщина ласкат овец в сарае, а после - поджигает сопернице платье.
"Я вас не навижу, - кричит ведущая, - вы все неудачницы!"

Звучит "Тоска". А может, тоскА. Фильм безупречен, и "снисходительно-ласково" жесток. Как всякая красота - жестока.