September 20th, 2006

Приветствие

Мыло, 2006

Фильм получил гран-при Берлиенале.



Идет сейчас в кинотеатрах. Не верьте, что про него пишут - очень смешной фильм. Трагикомедия, она самая. Молодая небритая трансуха зарабатывает себе на жизнь, выполняя прихоти пидаров-мазохистов. Увы, прихоти показаны всего две, но мы с другом смеялись как ненормальные: молодой человек наклонеяет голову к трансухиному парику и просит смиренно - "я хочу насрать большу кучу, а ты бей меня и называй солдатиком". :))

Collapse )
promo drugoe_kino июль 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…

Парфюмер

КИНЕМАТОГРАФИСТ: ИСТОРИЯ ОДНОГО ТВОРЦА

15,30 КБ

«Парфюмер: История одного убийцы»
реж. – Том Тиквер


Жан-Батист Гренуй был рожден на задворках Парижа, где атмосферой и поступками людей правят самые зловонные запахи. Гренуй с младенческих лет чувствует их повсюду, коллекционируя в целую гармонию ароматов. Но проблемой гениального парфюмера является отсутствие собственного запаха. Вскоре ему приходит в голову гениальная идея: присвоить себе благоухания других людей. Гренуй одержим своей целью, для осуществления которой не поскупится никакими методами…

Collapse )
маска

Amor fati

Думал было влезть со своим ИМХО в давешнюю дискуссию о "Ночном портье", но ее уровень и тон, до оскомины схожие с теми, что ведут у меня под окном пубертаты, впервые хлебнувшие что-то крепче "Пепси", отбили всякую охоту.
"Садомазо", "мазосадо" - можно подумать, что речь идет о пособии для студентов-психиатров. Впрочем, это я загнул - скорее о разглядывании картинок в пригламуренном порножурнальчике типа "Спид-инфо".
Я как-то уже молвил вскользь словечко об этом фильме; цитирую Collapse )
Userpic

Мотор! Класс «Б»


Тропический ад (Cell Block 9). Реж. Джесс Франко (Хесус Франко Манера)

В одной очень латиноамериканской стране в тропических лесах, где пальмы поднимаются выше неба, находится тюрьма - несколько бараков с солдатами и хозяйкой, которая всей душой болеет за порученное ей дело. Болеет настолько, что приглашает на гастроли заезжую европейскую знаменитость - доктора Милтона, попрактиковаться в нетрадиционных методах медицины (пытках, попросту говоря).

Как известно, хороший скрипач может выжать божественный звук даже из самого дрянного инструмента. Паганини вон вообще играл на одной струне и ничего, срывал аплодисменты. Однако, лишь единение Паганини с дорогой скрипкой Гварнери позволяет создать воистину шедевр - экстатическое слияние музыканта и инструмента.

Инструмент для пыток доктор Милтон получил отменный - четырех молодых, ухоженных актрис нордического типа, исполняющих роли пламенных латиноамериканских революционерок, схваченных в джунглях и брошенных в тюремные застенки. Пламенные революционерки мужественно сносят все издевательства, не выдают военную тайну и однажды, когда пытки, которым подвергает их женственные голые тела обаятельный, но вместе с тем жестокий доктор Милтон, становятся нестерпимы, они решаются на побег, внезапно убив, но предварительно соблазнив и ублажив местного охранника, по национальности, скорее всего, индейца, но не факт, потому что он в каске и трудно разобрать.

Убежав из тюрьмы с помощью странной смерти охранника, девушки понимают, что они оказались в лесу совершенно голые и босиком. Должно быть им это неприятно – можно наступить на змею или вогнать занозу, но зато это приятно зрителю - четыре красивые революционерки в джунглях, на фоне красот природы бегают туда сюда, спасаясь от подлых империалистов.

Collapse )
jesus comic

"дурное воспитание" педро альмодовара

альмодовра нельзя любить изначально. с первого момента. с самого первого взгляда любовь
к нему невозможна. или я ощибаюсь. чтобы влюбиться в его "поговори сней" мне потребовалось
2 просмотра. потом ещё и ещё. и только песня изначально впечаталась в мой мозг и не хотела вылезать из головы.
та, которая тонко и грустно и прямо по венам:"...мой голубь, не плачь, мой голубь, откуда камням
знать что такое любовь?.."
его фильмы о любви. "дурное воспитание" ещё один. только на этот раз фильм его злой. и почему-то
к концу бестолково скомканный, жестокий в происходящем.
берналь-девочка хорош. попка-ягодка, глазки стреляют как надо.
наряден и накрашен - словом картинка, "верю!". верю в любовь и сочувствую, ненавижу и любуюсь.
только после начала съёмок "фильма" все фальшивят. сюжет как снежок
катящийся с вершины горы нарастает, обрастая порочными подробностями и к концу, в финале, когда
пошлость и глупость достигает своего апогея хочется спросить:"зачем?". особенно после "эпилога" на воротах. зачем было продолжать?
лучше б он был урезан, неполноценен по хронометражу, но полон в своей пёстрой окраске, присущей фильмам альмодовра, самобытно-пёстрый, с непременным звуковым сопровожденем, тягуче вливающимся в душу.
и точка стояла бы в конце "предложения", а не спустя 30 минут пробелов.

п.с. и ещё непременно хочется сказать о самом начале, подводке, титрах. безумно красиво.

Карл Теодор Дрейер "Слово" Дания 1955г 126мин. гран-при в Венеции

Камера у него очень действителньо хорошая, жилистая, сильная и движение ее - живо, органично, можно ощутить, как она дышит. А это - редко у кого есть. Изображение водинистое, глубокое. Все такое - первопоселенческое, беспримесное. Монтаж у него - представляющий пространственную взаимосвязь - диалог между холмами и травами.
Уже в самом начале фильма - надменный насильственный наезд - прокаженность, как норма.Вторжение автора, преобладание словесно-клеймящего. Откуда у них берется превосходство.
Но вот свет выставлен наивно, еще жива привычка к театру. Вот эта привычка к театру отличает кинопротестантов. Причем, когда уже театр забыт они все время возвращаются к нему. Почему? Потому что театр позволяет им заостриться на нарративе. Театр задает искусственность, которая работает, с одной стороны, как художественный фильтр,отсекающий случайное, с другой, как способ остановки мельтешащего спонтанного времени.
Глядя "Слово" понятно, откуда берется обостренное чувство собственности у протестантов, европейцев вообще - не открытость. Когда мир закрыт, когда люди скрывают свое выражение чувств, появялется собственность на чувства и она закрепляется всеми возможными спсобами. Чтобы скрывать чувства надо оформимть владение ими без выражения, мочь их придерживать. А мы обижаемся, глядя на их сухость, варвары.
Смешно у Дрейера получается. Кино и так останавливает время, выбирает его, чтобы удержаться на нем, встать на ноги. А Дрейер останавливает время, чтобы не заметить его. Он выгоняет время из картины, слеп к нему. И эту слепоту ваыражает в "Слове" безумный Иоганес.У Дрейра время выталкано из повествования, чтоб ему наохлиться, брошенному и одичалому, и ворваться сметающим неоспоримим правом на новое. Иезуит.
В фильме интересна соразмерность интерьерного и натурного. Натура дана в гомеопатических дозах и это задает ее роковое, судьбоносное звучание.Хороший прием.
Дрейеру не хватает человеческого, но за счет чего он его восполняет? За счет еще большего умервщления человеческого. Ведь история о воскрешении - история о смерти.
Изображение у Дрейеара картинно и персонажи располагаются согласно рисунку режиссера и движутся, обозначая места касания полотна светом. Персонажи проработаны тщательно, скурпулезно так, что становятся родными, как члены семьи и предсказуемыми так же.Как вещи. Такая предсказуемость похожа на обыденное течение жизни и зачем нужна в кино - непонятно.Но зато она - правдива.И это протестантский талант делать из людей вещи, смотреть точно.
Но зато, как у него двигаются люди, как они своими продуманными перемещениями намаливают иное, натирают "свою" землю.И интерьеры у него продуманны. Это не просто комнаты, это классификация пространства, киномаркировка его, ходы и лазы.
А его белье в полях? Это не голоромантичное белье в каждой картине 60десятников, такой псевдопарус. Каждая деталь у Дрейера - служебна. Белье подчеркивает величину и вязкость воздуха в пейзаже, добавляет материальности персонажу. Оно не иргает своей каждой складкой, оно эпично. Дрейер - для масс,а не для кинонарциссов.
При всей основательности предметов, людей, домов Дрейер все время подчеркивает ненадежность этой основателности. Зачем? Может, это ревность автора к тому, что он видит, потребность в присвоении всего, свойственная каждому не в меру активному сектанту.
Дрейер ищет изобразительной взивнченности и достигает ее не путем эмоциональной взгонки персонажей. Он "вертикализует" изображение. Дрейер дает понять, что изображение, подлинное слияние видимого и ощущаемого - не среди людей, не горизонтально. И Дрейер заставляет персонажей совершать вертикальное усилие, и неважно вверх оно направлено или вниз.Важно, что голову приходиться поворачивать особым образом в кино Дрейера.
Кстати у Дрейра, как и у его последователей, заметно редкое для кино равноправие между мужчинами и женщинами. Они не больше друг друга, не меньше, они идентичны до пресного, и это свидетельствет о надмирности вгзгляда автора, точке зрения вещей. Такая нейтральность холодит и задает меру неприкасаемости, отличающую вообще европейскую культуру.
Дрейер напоминает, пока мы не видим себя, мы не верим в Бога, потому что мы себя считаем богами. Слепы - и считаем. Вера начинается, тогда, когда мы начинаем видеть себя и Бог становиться "Словом".И утверждения автором право чуда, торжества беспредметности, необходимо для того, чтобы сильнее и глубже утведить предметность, чтобы гордиться ею.

Дрейеру как раз слово и мешает, а он считает, что являет им чудо. Такое кино льстит отверженным, чтобы потом из этих отверженных создать корпорацию.
Но Дрейр в отличии от перифирийных киносуев, знает, что делает. Он задает высокую отвественность за свое изображение, присутствует в нем. Видно, как картинка стоит у него в его миссионерском горле.
лемур
  • bis032

"Match Point" by Woody Allen

Oт знакомого нам Вуди Аллена в фильме есть совсем немного (неизменные скромные титры вначале, с неизменным Чарльзом Йоффе в качестве продюссера, обязательная красотка в главной роли и никаких спецэффектов). Нет тут фирменного алленовского нью-йоркского колорита, еврейского юмора, походов к психоаналитику, нету самого Аллена в главной роли, наконец.
Да и история сама, не бог весть, в принципе. Начитанные зрители находят ее заимствованной у Драйзера, но в титрах ничего об этом не говорится. Как бы то ни было, У Вуди Аллена бывали истории и поинтересней.
Молодой ираландский провинциал приезжает в Лондон с огромными амбициями, бесконечной трудоспособностью, смазливой внешностью и желанием покорить самый имперский и шикарный в мире город. Он - человек удачливый и знающий, что без удачи невозможны никакие успехи. На удачу во многом он и полагается. Но параллельно с этим, циничный, эгоистичный и самовлюбленный главный герой вдумчиво и внимательно читает "Преступление и наказание" (с комментариями!), как окажется впоследствии, примеряя на себя страдания и метания петербургского студента. Совеременная "тварь дрожащая", ознакомившись с опытом предшественника, совершенно точно и безоговорочно решает для себя, что она-таки "имеет право" и что если придется переступить через себя, а тем более, через кого-то другого, то, значит, так и будет сделано. У всего есть своя цена, и у удачи тоже. Хочешь быть на вершине - плати!
Он знакомится с отпрыском богатой и влиятельной семьи, с которым сходится на почве любви к опере (come on!), затем через него знакомится с его сестрой, за которой начинает ненавязчиво, но настойчиво приударять. И вот уже где-то к середине фильма он - преуспевающий бизнесмен, муж богатой жены, житель фешенебельного дома с видом на Темзу. Он лощен, мил, воспитан и приятен во всех отношениях. Он стал "своим". Хотя внутри где-то, он по-прежнему доказывает себе и окружающим, что право на нахождение на вершине у него есть. И он готов за него платить.
А платить в какой-то момент приходится. И наш герой, минутку посомневавшись, секундочку помучавшись, мгновение поколебавшись, принимает решение остаться на вершине, принеся в жертву (в уплату за успех) свою совесть (вернее, ее остатки), любовь, счастье и тд. и тп.
Такая вот история. Такой вот фильм. Временами банальный, временами предсказуемый, но вполне смотрибельный и не занудный. Не лучший у Аллена.
byrne

нервных просят удалиться

фильм Жозе Можика Маринша (José Mojica Marins) "Пробуждение зверя" ("Ritual dos Sádicos, O" / "Ritual of the Maniacs" / "Awakening of the Beast" / "Despertar da Besta, O") (1969) впечатляет до состояния непроссаться. закупленный чёрно-белый бразильский фильм ужасов с социальной подоплёкой, наповерку оказался элитарным авторским кино, прорекомендовать, которое можно, правда, только любителям таких фильмов как "Большая жратва" Феррери, "В.Р. Мистерии организма" Макавеева и "Крот" Ходоровски.Collapse )