August 11th, 2006

Каждому свое

Посмотрел недавно «Медею» Триера. И сразу вспомнил, за что я не люблю этого антикоммуниста. Триер делает фильмы, больше похожие на кротовьи норы, чем на кино. Лезет, лезет, высунет голову и лезет дальше. Это не заглядывание вглубь, это именно подземка, такая странная коммуникация, из под полы. Неспроста он часто отказывается вообще от изображения.

Для криминального сознания излишняя публичность ни к чему. Что он ворует? Он ворует свежий воздух, чистоту поверхности, созвучие отражений, имморализм и т.д. (Кстати его Бэсс в «Волнах» - такая огромная нарытая всем ходом фильма нора, вряд ли человек)

Вот так нароет он нор, а потом там как понесется дикий поезд с неотвратимостью протестантского зубила – оттачивать монументальное понимание судьбы. И все так витально, магнетично…Только не думай заглядывать в себя сам, два поезда в одной норе не уживутся

Его фильмы жестки, но это – не мышечная жесткость азиатского кино, это жесткость пищеварения, которое никогда не останавливается, хищность внутреннего яда. У желудка – своя мораль. Ведь желудок не хочет нам смерти! В нем больше ума, чем в самом уме. И желудок может обеспечить нас компенсацией за участие в нем – одарит нас высокой ценностью несъедобного – ценностью судьбы. Выше нас только то, что нельзя съесть, разгрызть.

По Триеру наш Бог - наша судьба, ведь она возвращает нам нашу ценность опрометчиво переданную желудку. Все время, которое есть – время нашей судьбы,(только личное время значимо) ведь только время нематериально и, значит, оно – сверху. Заполненное нами время рождает нас заново, дарует нам постоянство продолжения нас.
.
Такие фильмы разделяют людей, внушают им понимание крайней отдельности себя, отдельности до удушающей депрессии, до обреченности. Все должны почувствовать себя в крайнем, неисправимом грехе, где только режиссер может своей раздутой от чужих мук, сверхисцеляющей плотью принести избавление. А что еще надо романтику антикоммунисту?

Окуни пальцы в Триера, Фома, и ты ткнешься в зубовный скрежет, который сжует тебя, не глядя. А потом твое измочаленное тело будет выкинуто на поверхность, и тихие специалисты душевных клиник будут радоваться тому, как ты светел. А что надо, чтобы быть хорошим европейцем?
promo drugoe_kino july 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…

сергей параджанов. тени забытых предков




существовало ли это прошлое, от которого остались только тени, блуждающие в музыке и лесах, то задымленных до сизого марева, то кроваво-красных или захлебывающихся золотом. то, что может пережить и одно поколение, и тысячу. история любви и смерти – в диких гуцульских краях, где горы тонут в облаках, трембита разрывает воздух, а немые рассказывают истории о том, кок гора полюбила долину, но только не могу они сойтись и ветер носит их песни друг другу. дым от костров переносится в церкви, кадила становятся похожими на погребальные ложа, ягоды превращаются в коралловые ожерелья, у смерти с косой – лицо усталого мужчины, потерявшего единственную возлюбленную, и утешить его не может никто и ничто. христос смотрит со стеклянных разрисованных икон, под его взглядом ты роешь себе могилу, мерзнешь зимой, тебя согревает солнце, если восходит, ты растворяешься в природе, когда сходит лед, а старушечий голос рассказывает о том, до чего тебя та любовь довела.
еще одна женщина, такая земная, готовая на все ради тебя, вы одеваете брачное ярмо на шею, но покоя не дают призраки, ведь ночью на рождество приходит она и печально стоит за окном, смотрит так, что это мучит даже сквозь пьяный сон.
Collapse )

ВЕРА ДРЕЙК 8.2 vs. КОСМОС КАК ПРЕДЧУВСТВИЕ 6.5

Вера как сочувствие.

Увидел я вчера в магазине банку с какао MixFix и обрадовался страшно: лет 10-15 назад, ещё до несквиков, было очень круто лопать его ложкой прямо в сухомятку. Купил, конечно, и домой скорей. Пришёл, открываю — ну то, что надо! гранулы, етить их, шоколадные — полный рот набил, жую, сладко. А всё-таки не то, вкус другой. Понял потом, что сильно сладко, не хватает горечи самого какао. Вот и вышло, что хотел купить вкус детства, а получил только полный рот слюны. И всё из-за упаковки. И фирма, поди, другая, а может, и название не то сроду, но вот банка подходящая, та же самая, банка-то. Так вот и надувают нас постоянно из-за игры чувств и ассоциаций с обёрткой. Как с кроссовками Abibas, как с фильмом «Космос как предчувствие».

Collapse )