?

Log in

No account? Create an account

ДРУГОЕ КИНО

Смотрим. Пишем. Обсуждаем.


"Dune"/"Дюна"
cyberwombat wrote in drugoe_kino
"Мне нравилось сражаться за Дюну. Мы выиграли практически все битвы, но проиграли войну. Голливудские мудаки саботировали проект; естественно, ведь это должен был быть совершенно неамериканский фильм. "Опасно для Голливуда" -- решили они..."
Алехандро Ходоровский (из интервью журналу "Metal Hurlant").

  Вероятно, сейчас мир бы выглядел иначе.
  Алехандро Ходоровский, один из самых одиозных гениев двадцатого века, "Дюну" Херберта не читал. Снимал прекрасные фильмы, ставил сумасшедшие спектакли, рисовал комиксы, сочинял музыку и писал порнографические рассказы.
  Джон Леннон, посмотрев "El Topo" ("Крот", 1970), убедил Аллена Кляйна, менеджера Битлз, купить права на фильм и заняться его дистрибьюцией; более того, Леннон собственноручно наскреб миллион долларов для того, чтобы Ходоровский мог снять новую картину -- "La Montana Sagrada" ("Священная Гора", 1973). Конечно, Кляйна, продажного ублюдка, к делу простачок Леннон зря привлек. После кончины битла, Кляйн стал единоличным правообладателем трех первых картин Ходоровского и наложил вето на их показ в США. Ходоровский говорит, что "мудило Кляйн сделал это потому, что я видел, как он жрал жирный гамбургер прямо у входа в детский дом". Мудило Кляйн собирается выпустить фильмы после того, как Ходоровский умрет. Дай Бог, чтобы медиасвинья сдохла раньше.
  Впрочем, вернемся к "Дюне".
  Ходоровский, как я уже говорил, "Дюну" не читал. Но как-то ночью увидел сон, в котором некая кислотно-божественная субстанция прямым текстом приказала: "Твоим следующим фильмом должна стать "Дюна", ты понял?" Как рассказывал потом сам Ходоровский, он, едва проснувшись, побежал в книжный магазин; было шесть часов утра, пришлось ждать до открытия. Купив книгу, Ходоровский принялся ее читать, не отрываясь на еду, не испытывая жажды; к полудню закончил.
  Тут-то все и началось.
Read more...Collapse )

promo drugoe_kino july 15, 16:23 1
Buy for 10 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…

"Повторное погружение" (Израиль, 1982).
m_sch
meangel wrote in drugoe_kino
Почти хемингуэевский фильм. Замечательный, минималистский, выразительный фильм, где каждый кадр переполнен информацией, и очень мало диалогов. Не сомневаюсь, если бы он не был малобюджетным израильским фильмом, то уже давно заслужил бы всеобщее внимание. Я не знаю похожих фильмов - отдаленно напоминает разве что "Рассекая волны" Ларса фон Триера, но много короче и насыщенней. Фильм, вышедший в 82-м. Его иногда показывают на День Независимости, или на День Памяти павших солдат, но помимо этого, никто о нем не знает и не слышал. Мало того, недавно, (очевидно, из-за проблем с авторскими правами) его изъяли из DVD-продаж, из магазинов и видеотек; мне посчастливилось купить его в видеотеке, где была лишняя копия. Из этого следует, что вы вряд ли о нем где-нибудь услышите в ближайшем будущем - поэтому давайте я о нем расскажу.

Read more...Collapse )

Замечательный фильм.
Инф. на англ.
Инф. на ивр.

Машина, личность, толпа. Вертов, Ланг, Чаплин, Роом - четыре взгляда четырех режиссеров
dubim
sheynkin wrote in drugoe_kino

Машина, личность, толпа


Вертов, Ланг, Чаплин, Роом - четыре взгляда четырех режиссеров


История кино - как и история вообще - при желании в изобилии поставляет материал для разнообразных спекуляций. Три из первых фильмов братьев Люмьер - "Прибытие поезда", "Политый поливальщик" и "Выход рабочих с фабрики" - с самого начала задали три темы, ставшие знаковыми для всего дальнейшего развития киноискусства, как отражения интеллектуального процесса двадцатого века вообще. Темы эти - Машина, Личность и Толпа.


Разумеется, эти темы возникают в кино не случайно. Сам кинопроцесс - именно в том виде, каком он возник благодаря братьям Люмьер - включал в себя три основных элемента: кинокамера/проекционный аппарат ("машина"), создатели фильма ("личность") и зрители ("толпа") (замечу, что несостоявшийся эдисоновский кинематограф был лишен последней составляющей части). Кино, по сути дела, впервые неразрывно связало эти элементы, тем самым решительно противопоставив себя всем другим видам искусства, не нуждающихся, вообще говоря, в специальных технических устройствах и не предназначенных именно для массового, коллективного потребления.


Read more...Collapse )

"Машинист" Брэда Андерсона
a_lish wrote in drugoe_kino
Выхоленный румяный гуччи-щеголь Кристиан Бейл из «Американского Психопата», благодаря, как говорят, диете, состоящей из яблок и сигарет, похудел на 16 кило и превратился «не в человека, который играет боль, а в саму боль». Окрашенный в бронзово-синие тона, фильм режиссера Брэда Андерсона, несмотря на банальный сценарий, заставляет кончики пальцев невольно дрожать, а тело – покрыться холодной испариной. Вместе с главным героем мы узнаем, как это сложно, вспомнить то, что нарочито забывал всю жизнь. Играя со своим отражением в «виселицу», исхудавший и изморенный бессонницей, он только в конце отвечает самому себе на вопрос «почему» и «кто я» и, удовлетворенный, наконец, засыпает, подобно Раскольникову из «Преступления и наказания». В фильме есть даже тонкий намек на вышесказанное: герой читает «Идиота» Достоевского. Физические страдания, душевные муки, выпирающие ребра и проступающие на лице вены, синяки и царапины, хоть и заслуженные, превращают героя Бейла из убийцы и шизофреника в Святого Мученика. В подтверждение иконоподобности картинки на экране режиссер с потрясающей точностью показывает все: от секса из сострадания, до оторванной по случайности руки; предательство и злость; любовь матери и смерть. Физиологичность такая – завораживает. И хочется не думать, забыть, но не получится – такой человек, по природе своей.

"Дом на краю света" (2004)
bw
lookaround wrote in drugoe_kino
по одноимённому роману Майкла Канниигема (обладателя Пулитцеровской премии за роман "Часы").

...Маленький Бобби просыпается ночью и застаёт старшего брата занимающимся любовью с подружкой.
Подружка быстро исчезает, а брат, заботливо обняв Бобби, объясняет
— It's just love, man. It's nothing to fear.
По сути, эти слова — лейтмотив всего фильма. Фильм как раз о любви, во всех её проявлениях — братской, родительской, дружеской, сыновней, окрашенной сексуально и не имеющей оной окраски. Про поиски любви, а за одно и поиски себя, своего места под солнцем, своего дома на краю света.

Фильм снимался в Warner Bros, а точнее в дочернем Warner Independent Pictures. Отсюда, сравнительно легко смотрящийся сюжет и очень неплохой саундтрек.

Фильм изобилует красивыми, очень натурально и сильно снятыми, сценами — порою милыми, порою драматичными. Первое наблюдение людей, занимающихся любовью. Первый опыт пробы наркотиков. (В девять-то лет!) Первая смерть близкого человека. Первый друг. Первое застукивание с "травой". Первый сексуальный опыт. Первый уход из дома и освоение первого ремесла. Первый секс с женщиной... Можно, наверно, сказать: в этом фильме всё — впервые. Этакий фильм-путешествие по "первым опытам".

Большинство обозревателей относят "Дом на краю света" к разделу гей-кино. Достаточно условное и спорное отнесение. Уж слишком просто. Слишком многое теряет фильм, если его оценивать только с этого ракурса. Хотя, конечно, с другой стороны, каждый смотрит на мир со своей колокольни.