?

Log in

No account? Create an account

ДРУГОЕ КИНО

Смотрим. Пишем. Обсуждаем.


Синематека
nrgirl wrote in drugoe_kino

напоминаю, что в СПб в Ценре Современного Искусства при поддержке Музея Кино в октябре проходит проект Синематека

расписание на вторую половину октябряCollapse )
   </span>

билеты все так же:

на утренние сеансы – 30 (детский), 50 (взрослый)

на дневные и вечерние сеансы – 50 (школьный, студенческий), 80 (взрослый)

адрес:

Средний пр. ВО, д. 93 (к/т "Прибой")
тел: 3220094

http://kuryokhin.ru/


promo drugoe_kino июль 15, 16:23 1
Buy for 10 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…

"Отец и сын" от Александра Сокурова
маска
grinin_draco wrote in drugoe_kino
Попытка засмотреть еще один фильм Сокурова обернулась для меня новым поражением: я сломался на 63-ей минуте.
Я приготовил себя ко всему (так мне казалось), но кто же мог подумать, что Александр Николаевич на этот раз подсунет мне... Read more...Collapse )

Аскольдов. Комиссар (1967, вышел на экраны в 1988)
джанго
dadapi wrote in drugoe_kino
Странный фильм. Я бы сильно удивился, если бы советская цензура позволила бы выйти ему в прокат. Во-первых, конечно, еврейская тема. Последних ярких евреев я видел в "Искателях счастья". Во-вторых, конечно КАДР и МОНТАЖ. Умели ж люди снимать! Странные вставки в духе Тарковского. В третьих, и наверно, самое главное - идейная сторона фильма. Где, так сказать руководящая роль партии? Красные и их идеи выглядят совсем неубедительно. Бессмысленно и аморально. Комиссарша (Нонна Мордюкова) бросает своего ребенка ради совершенно непонятной идеи за светлое будущее. "Усталая ты" - говорит ей Ефим (Ролан Быков). Именно так. Очень точные слова. Еврейское счастье оказывается куда более убедительней непонятного интернационального. Впрочем, и сам Ефим грезит о Добром Интернационале. Без крови, без насилия. Чтобы по городу ходили трамваи.

Познакомьтесь с Фиблами (Meet the Feebles)
1
vbv wrote in drugoe_kino
Новая Зеландия. 1989.
Режиссер: Питер Джексон. Авторы сценария: Дэнни Малерон, Стивен Синклер, Фрэнсис Уолш, Питер Джексон.

До премьеры нового музыкального шоу "Фиблы" ровно сутки. Театральную труппу трясет: стареющая звезда Хайди, влюбленная в директора театра Блетча, подвергается издевкам со стороны Тревора, правой его руки и верного прихвостня, снимающего в подсобке порнографию. Постановщик мюзикла, режиссер гомосексуального типа, шокирован нежеланием артистов выкладываться на сцене. Впрочем, у одного из них (ключевой фигуры в новом спектакле) уважительная причина: он болен неизлечимой болезнью и доживает последние дни. За кулисами кипят страсти: ревность, подозрения, измены, ссоры, вечная конкуренция. По гримеркам шныряет вездесущий папарации и роется в грязном белье артистов в поисках жареных новостей, а директор Блетч ведет темные делишки с наркоторговцами. И вот, в разгар всей этой горячки в театр прибывает молодой и наивный выпускник театрального училища. Он с первого шага окунается в тлетворную среду профессиональных интриг и зависти... и с первого взгляда влюбляется в миловидную юную статистку...

Драматический фильм с элементами сатиры лучшего новозеландского режиссера Питера Джексона можно назвать новозеландским ответом на яркие и броские заокеанские постановки, в которых вскрываются язвы и пороки мира шоу-бизнеса, - "Весь этот джаз" Боба Фосса, "Кордебалет" Ричарда Аттенборо и многие другие.
Тонко чувствующий режиссер наделяет фильм подлинным трагизмом, исключительно умело обнажая чудовищное различие между лакированным, гламурным, вылизанным фасадом сцены и мрачным, предельно противоречивым внутренним миром создателей сценического чуда, словно бы иллюстрируя знаменитую строку Анны Ахматовой: "Когда б вы знали из какого сора растут цветы, не ведая стыда".
Возможно, кому-то покажется излишне категоричной и жестокой концовка фильма, но она, по-крайней мере, логична и закономерна: погрязшее в хаосе бытие дОлжно подвергнуться очистительному огню! Впрочем, режиссер оставляет шансы самым непорочным и цельным натурам и, как подлинный творец, берет их за руку и ведет через испытания к свету, который не имеет ничего общего с коварными огнями рампы.

Оценка: 7,5 из 10.

О "Пианистке" и ее авторе
voulokh wrote in drugoe_kino
«Пианистка», конечно, очень «интересная структура». Но мне, все же, ближе более абстрактный, более «сумасшедший» Ханеке: может быть такой - уносящий зрителя в причудливый мир патологически больного немецкого юноши Бенни («BenniS video»), фанатично наблюдающего за «живым миром» через объектив кинокамеры; воскрешая в памяти сюжеты убийства животного и, постепенно убивающего током или своим «киноглазом» молодую подругу. Режиссер вытаскивает все эти патологии, кроющиеся в человеке, и преподносит их зрителю в таком виде, что тот (несчастный) даже не успевает разобраться, впадает в панику (не в буквальном смысле), теряет самообладание. Хенекне не упивается здесь садизмом, не декламирует его – открытых, душераздирающих сцен нет вовсе, но картина, тем не менее, невероятно болезненна. Это работают хенековские эксперименты - механизмы воздействия на сознание зрителя. Он не нарочно. Просто Хенеке привык вести диалог со зрителем именно на таком, его собственном языке.
Михаэль Хенеке, конечно философ. Его фильмы это не бесконтрольный поток сознания – это, образно говоря, построение психо-духовных конструкций на основе человеческой природы, которую режиссер чувствует невероятно остро и болезненно. Тщательное наблюдение за ними, подобно Бенни, просматривавшего собственную кинохронику-дневник.
Если «игры» Бенни (как и «Finy games») нам немного понятны в какой-то степени, то, что лежит на поверхности - мальчик хладнокровен, не имеет чувствительности (Ханеке оставляет открытым вопрос: «почему же это происходит?», - и в этом «многоточии» наши поиски, наши размышления), то ф. «Код неизвестен» («Code enconu» - в таком сопряжении слов и звуков я больше чувствую эту картину) лишен всяческих ориентиров, даже намеков на что-то конкретное, известное, понятное. Я не могу писать об этой картине, ибо все слова о ней едва-ли смогут передать ту сумасшедшую, стихийную, глубинную, почти подсознательную силу воздействия, которой она наделена. На мой взгляд, писать об абстрактных сферах можно лишь на основе своих субъективных ощущений, - это твой диалог с произведением, «ваш Космос», - но, не более того. (…)
Одна лишь сцена с Джульетт Бинош в камерном квадратном пространстве способна открыть такие сферы –привести к таким размышлениям, что невольно поражаешься тому, как Михаэлю Хенеке все это удается. Какой внутренней волной он смог поймать все эти неизвестные коды, как сумел он передать их на экране в образах почти реальных, осязаемых?… «Code enconu» выводит зрителя к новым постижением себя, дает возможность почувствовать неизведанное. На мой взгляд, «механика» этой картины, характеризует ее, как нечто уже проросшее из пост-модернизма, который, мне, кстати, уже порядком поднадоел. Я в предвкушении чего-то нового, хотя говорят, что пост-модернизм – последняя точка. «Код неизвестен» Михаэля Ханеке, как мне кажется, в праве с этим поспорить – это какая-то новая SMS, номер которой мне пока еще не знаком.