?

Log in

No account? Create an account

ДРУГОЕ КИНО

Смотрим. Пишем. Обсуждаем.


Палиндромы / Palindromes (Todd Solondz, 2004)
золотце
derring wrote in drugoe_kino

Он дивен, палиндром, и ни морд, ни лап не видно.
Фольклор



Тодд Солондз — большой умелец шокировать публику. Его "Счастье" (Happiness, 1998) — виртуозная конструкция вроде американских горок: сидишь в кресле и не знаешь, смеяться тебе, приходить в ужас, брезгливо передёргиваться или переживать вместе с героями. Иногда получается всё одновременно, из-за чего добавляется ещё и чувство неловкости и даже вины за такие свои непоследовательные реакции. Read more...Collapse )

Его следующий фильм "Истории" (Storytelling, 2001) чуть спокойнее, хоть тем для "шока" и здесь хватает Read more...Collapse )

Название нового фильма Солондза, "Палиндромы", звучало многообещающе. Read more...Collapse )

Из палиндромов Солондза лапы и морды торчат со всех сторон, и как эти палиндромы ни верти, смысла не прибавляется. Его виртуозные конструкции никуда не ведут, и Солондз, похоже, это прекрасно понимает и пытается превратить эту импотенцию в кино. Но если в "Счастье" он словно разминался в ожидании чуда, в "Палиндромах" он упёрся головой в стену.

Вряд ли я буду смотреть его последующие фильмы (если таковые будут): это уже совсем не интересно. Думаю, всё же погляжу его "Добро пожаловать в кукольный дом" (1995), где он, хочется верить, ещё был на что-то способен. Возможно, Солондза нужно смотреть задом наперёд.

promo drugoe_kino april 21, 12:37 1
Buy for 100 tokens
Посмотрел вчера три шикарных картины, все три - криминальные, но совершенно непохожие друг на друга. Начну с наиболее зрительской. ПИРАНЬИ НЕАПОЛЯ - чистый праздник: лихо закрученный сюжет, динамичные съемки и, конечно, мега-харизматичный главный герой, 15-летний парень Нико. Мафия умирает,…

"La Mala educación" by Pedro Almodóvar
лемур
bis032 wrote in drugoe_kino
Пердо Альмодовар - ловкий карточный фокусник, умеющий извлечь из 36 картонных бумажек (даже не из пятидесяти двух!) нескончаемое множество ошеломляющих трюков и фокусов. Публика, как завороженная, следит за руками умелого артиста, а он, улыбаясь, продложает тасовать свои карты и бесконечно удивлять тем, что из них получается.
Итак, что в колоде:

  • Транссексуал (или на крайний случай, трансвестит)

  • Стареющая дама (актриса или певица, иногда балерина)

  • Экстравагантная истеричная дама

  • Странная любовная история

  • Гомосексуалисты и их семьи

  • Смерть

  • Уродливые люди

  • Невообразимые интерьеры с разноцветными стенами

  • Воры, убийцы и прочие криминальные элементы

  • Проститутки обоих полов

  • Совсем уж невероятный персонаж (беременная монашка, женщина-тореодор, комиссар полиции, по ночам подрабатывающий певицей в драг-шоу, его мать, десять лет не выходящая из своей комнаты и тд.)


  • Всё это мелькает, причудливо и прихотливо смешивается в элегантный карточный веер в руках шутливого маэстро.
    Но если бы всё было так просто, то после третьего фильма, публика начала бы скучать, заранее предсказывая то, что будет ей представлено. Но ни тут-то было! Альмодовар, ошеломив антуражем, где-то за спинами у зрителей совершает свои настоящие, истинные чудеса. Шутя и юродствуя, он говорит с нами о боге, об истинной любви, о милосердии, о прощении, о жертвенности. Смешно, наверное, но католическое воспитание Альмодовара, так широко осмеянное им самим, всё-таки является его основным лейтмотивом. Католицизм с его шиком, роскошной церемониальностью, загадочностью и пуританством всегда находится где-то в самой глубокой подкорке его фильмов.
    Всё было так до последнего фильма: в нем, если отбросить все украшения и шокирующие подробности, к сожалению, ничего не останется... Во всяком случае, я ничего кроме приятной глазу, но уже давно не оригинальной мишуры, не нашел. Опять тот же набор трюков, опять те же ужимки, но зачем всё это, о чём всё это? Мне почему-то кажется, что и Альмодовар видел, что история, которую он собирался рассказать не заслуживает того, чтобы быть им рассказанной. И именно поэтому, в своём фирменном эпатаже он идет гораздо дальше, чем обычно. Постельные сцены чрезмерно откровенны, действующие лица чудовищно перверсивны, история натужно ведет зрителя через дебри странных подробностей, как в "Комнате страха" провинциального Луна-Парка, где за каждым крутым поворотиком скрипучей железной дороги стоит очередное нелепое чучело и истошно вопит голосом из осипшего магнитофона.
    Такое вот кино. Будем надеятся, что это всего лишь эксперимент Альмодовара на тему: "Можно ли удержать целый фильм на голом эпатаже?". Эксперимент провалился, будем ждать новых фильмов. Таких как "Высокие каблуки", "Говори с ней", "Живая плоть" и "Всё о моей матери".
    Я не теряю оптимизма.