?

Log in

No account? Create an account

ДРУГОЕ КИНО

Смотрим. Пишем. Обсуждаем.


:|"Прогулка"|:
deputat
karimova wrote in drugoe_kino
"И день сгорел, как белая страница: немного дыма и немного пепла"
Прогулка
Лёгкий, воздушный, тонкий - все эти определения несомненно подходят к картине Учителя.
Настоящий блюзовый фильм, натуральный и возвышающийся над повседневностью.
Кажется, всё просто, хотя во время просмотра в голове ёрзает какое-то перманентное ощущение странности, загадачности - почему так? Что это за странное знакомство? Почему они гуляют целый день, им что, заняться нечем? Отчего всё так просто?
Удивительный конец, оставляющий ещё больше тихих внутренних вопросов: что это за пара? Они же неземные, таких не бывает!
В фильме радует глаз абсолютно всё: рваная съёмка, неподражаемая естественность, образ города. Отдельный поклон Дуне Смирновой за сценарий - это настоящая находка.
Хорошо, с точностью академизма, прописана каждая деталь в образах главных героев.

В общем и целом - кино на пятёрку.

promo drugoe_kino july 15, 16:23 1
Buy for 10 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…

"Одержимая" ("Одержимость") (1981 по-моему)
brando
raskol wrote in drugoe_kino
Пронзительный фильм, который совсем не является фильмом ужасов.
Божественная Аджани, яростный цыпленок Сэм Нил, надрыв, излом, истерика, рвань, визг...
Цепляет. Как напильником по оголенным нервам.
И мысли, мысли бродят...
И эта стена, берлинская стена.
Совсем не хочется понимать этот фильм только как историю взаимотношений между полами. Одну из.
И мысли бродят, мысли...

А как поняли этот фильм вы?

"Пианистка" М.Ханеке
arbus
dobrun wrote in drugoe_kino
Вчера наконец-то посмотрел «Пианистку» Михаэля Ханеке.
Фильм произвел сильное впечатление.
Меня будто подвергли двухчасовому гипнозу! Я шел по тонкой грани между порнографией и эротикой, жестокостью и сверхчуствительностью, одиночеством и зависимостью, любовью и извращением. Герои (Эрика и Вальтер) наполнялись моей любовью и ненавистью - превращались в животных, окунались с головой в метафизические глубины, менялись местами, искусно импровизируя на черных и белых клавишах. Сублимируя свои чувства, герои постепенно стирали грань между «черными» и «белыми» – между реальностью и сном, в концовке доведя свои отношения до оглушительного фортиссимо. Но последний удар ножа уничтожил шаткий мир «плоти и крови». Препарированные Эрика и Вальтер на поверку оказались совершенно пустыми внутри. Они уже не люди, а фальшивки, пустышки, куклы.
Окончательно крыша моя уехала на фразе «Любовные раны не смертельны!»
Последняя сцена со втыканием главной героиней ножа в грудь тянет на безупречный шедевр актерского мастерства. Посмотрите отдельно этот момент.
Помимо тяжелого осадка на душе фильм, тем не менее, вернул веру в современное европейское кино.

"Настройщик", Кира Муратова
rainzo wrote in drugoe_kino
Нежная черно-белость длится чуть больше двух часов. Трепетная Литвинова привычно растянувшаяся по пленке, как кошка на солнцепеке; Одесса с ее сомнительностью, закручивающимися лестницами и пропахшими пылью старушками. Фильм оставляет ощущения этой щемящей, почти забытой вседозволенности, когда в едва открывшихся супермаркетах можно было аккуратненько откупоривать бутылочки и делать глотки. Или кормить бродяжек с ярко-накрашенными губами ресторанной едой. Входить в доверие к вдруг появившимся знакомым и выдумывать авантюры.
Смешно и грустно одновременно. Бесконечно тянется, так что немного устаешь от того, что работает даже задний план, где кто-то идет с закрытыми глазами. Так и получается, что все отношения между людьми, какими бы прочными ни казались, на самом деле, наощупь – оступишься/ не оступишься.
Гениальные монологи, диалоги, прекрасная актерская игра, роскошные дополнительные персонажи и неразгаданное тело прилагаются.

(no subject)
regrets
aksi wrote in drugoe_kino
Хочу написать про одного из своих любимейших режиссеров. Про Ларса фон Триера.
Сразу хочу оговориться - многое нагло будет мною передрано с Антона Долина ("Ларс фон Триер: контрольные работы", есть на Озоне, прочитайте обязательно, если любите Ларса так, как люблю его я).
У Триера в его творчестве есть две ведущие темы: золотое сердце - по мотивам сказки о девочке, которая шла и раздавала всем встречным все, пока у нее ничего не осталось - и Идеалист. Золотое сердце - это "Рассекая волны", "Танцующая в темноте", отчасти "Идиоты". Идеалист - это "Эпидемия", "Догвилль". Если Ларс снимает о Золотом сердце - то идея, ради которой героиня может поступиться всем, обязательно будет воплощена - в "Танцующей в темноте" Джина все же вылечили, в "Рассекая волны" Ян излечивается от безумия. И в обоих фильмах это достигается ценой смерти героинь. Такие пронзительно-трогательные женские образы создает режиссер, что каждый раз лично у меня разрывается сердце на финале "Танцующей" (перед премьерой в Каннах режиссер специально попросил журналистов не разглашать финал фильма, но многие нарушили эту просьбу, почувствовав себя нагло обманутыми). Бесправная робкая Сельма, у которой есть лишь две страсти - танец (и изображение из "грязного", документального, сразу становится ярким, в традициях мюзикла) и желание вылечить сына. Наивная до инфантильности, бесконечно добрая Бесс, беспредельно верующая в божественное чудо (и воздалось ей по вере ее).
Совсем другой - "Догвилль". На первый взгляд Грэйс тоже кажется "Золотым сердцем" - так охотно и с улыбкой она соглашается на любую помощь жителям городка. Однако в основе ее доброты лежит не чувство, не внутреннее свойство характера, а идея, концепция - и поэтому эта доброта изначально обречена на неудачу. Грэйс такая же идеалистка, как и Том Эдисон, который безжалостно жертвует людьми в угоду роскошного сюжета. Пусть Грэйс умрет, от этого его будущая книга лишь выиграет. Финал картины настолько двусмысленен, что наводит на массу размышлений: безоговорочно сочувствуешь Грэйс, хотя и понимаешь, что кара слишком жестока - за одну изнасилованную и подвергнутую унижениям женщину - смерть целого городка. Однако разве не более логично отождествлять себя именно с жителями города, а не с Грэйс? Грэйс, что ни говори, человек все же редких душевных качеств и нравственной чистоты, а жители - что ж, такие городки, как Догвилль, есть везде. Я после первого просмотра картины задумалась - а не поступаю ли я так же, как и те жители, на которых негодуешь на протяжении второй половины фильма?
Люблю я фон Триера. За образы женщин-страдалиц, за объемные цельные характеры, вырастающие, как в Догвилле, из штампованных безликих образов, за сложные глубокие фильмы. Люблю.

Небо над Берлином.
автопортрэт
lion_man wrote in drugoe_kino
Вчера впервые в жизни посмотрел "Небо над Берлином" Вима Вендерса. Я мгновенно влюбился в этот фильм... И весь вечер заставлял себя лечь спать, только чтобы не посмотреть его ещё раз - очень хотелось пожить некоторое время с первым впечатлением, не вдаваясь в детали.

В каждом фильме есть такой режиссёрский ход, который, оставаясь, как правило, нарочито неподчёркнутым, больше всего остального отпечатывается в памяти. В "Небе над Берлином" мне больше всего запомнилось одно движение - как ангелы мимолётно, но очень бережно обнимают людей за плечи... В этом столько спокойной нежности и силы вечности...