Варвара Ухорская (kinouho) wrote in drugoe_kino,
Варвара Ухорская
kinouho
drugoe_kino

"Аэлита", 1924. Посвящается Дню космонавтики

При подготовке к космическому вечеру в нашем клубе просмотрели 20 советских и российских фильмов на космическую тему. Впечатлением хочется поделиться.
Обозрение космических фильмов от 20 гг. прошлого века до наших дней, как и любое погружение в какую бы то ни было тему, открывает новые смыслы. Здесь – такой: космос был сердцевиной советского проекта, философия русского космизма – не меньшим первоисточником нашего научного коммунизма, чем марксизм, а уж в умах и сердцах простых людей, так и вообще – главным.

Чем он хорош, русский космизм, что не требует вообще никакой научной базы, знания имен отцов-основателей и чтения их научных трудов. Потому что это – научно-христианское обобщение вековых чаяний и устремлений обычных нормальных русских людей. Не зря Тарковский во первых кадрах "Андрея Рублева" показывает никакими видимыми связями с Рублевым не связанного мужика, который с колокольни сигает на крыльях. Рублев и мечты о полете – явления одного порядка.

А космос – это мечта о полете в ее предельном воплощении, до самого недоступного высока, туда, где, может быть, и сам Господь Бог живет! Так что стремлению к звездам людей учить не надо, как марксизму, скажем, люди и так по ночам на звезды смотрят и мечтают о них.


Николай ФедоровВот Николай Федоров и обобщил эти мечты, объединив их и со святоотеческими соображениями о необходимости воскресения всех предков, да еще и со свойственной русским идеей соборности, общинности: всем миром, сообща – нужно готовиться к этому общему делу.
Главный труд Федорова, в котором изложены все идеи русского космизма, так и называется "Философия общего дела": к воскресенью отцов надо подготовиться, так что в преддверии их появления опять на свет божий в плотных телах надо расширять пространство обитания, а то все сразу, да бессмертные (а после воскресения смерти уже не будет!)  не поместимся на Земле. Вон они там, звезды, видите? Вот туда надо лететь и там искать место, куда мы расселимся, когда отцы воскреснут!

По дороге не могу не упомянуть нано-технологические прозрения Федорова: он предполагал, что тела отцов воскреснут, соберутся из подручных атомов по программам, которые лежат в могилах и не истлели в виде хоть какой-нибудь оставшейся косточки или зуба, или фрагмента… И вот случится это вследствие общей работы предков, общего их прихода ко Христу – в своей жизни, в своих нравах.
В процессе общего дела освоения космоса и подготовки к воскресению отцов люди должны преодолеть свои пороки, заставляющие их жить не по-христиански: в разобщении, войнах и эгоизме. Опять же, походя, Федоров (1829 – 1903 гг.) касается и экологической темы: он предвидит глобальные экологические катастрофы, которые могут случиться в следствие этой разобщенности, розни и эгоизма, да и просто стихийные бедствия, которые невозможно будет преодолеть, не преодолев разобщенности в человечестве. Так что задача освоения космоса для него и фундаментальная, и прикладная: по мере приближения к нему человечество будет улучшаться, облагораживаться.

Вот эти идеи космизма совершенно востребованы советским космическим проектом. И попали они туда, в проект, не случайно, из информационного поля, а через главных создателей и проектантов: и генеральный конструктор Сергей Королев был читателем и почитателем "Философии общего дела" Федорова, а уж Константин Циолковский – его прямым продолжателем, он был лично с Федоровым знаком, а его труды были руководством к действию для Циолковского. Но не только Циолковский!

В круг поклонников Федорова и его мировоззрения – и реально, в дискуссионный клуб, составившийся вокруг Федорова в библиотеке Румянцевского музея, где он служил библиотекарем, входили и Федор Михайлович Достоевский, и Лев Николаевич Толстой, и Владимир Сергеевич Соловьев – все трое – буквально три кита, три властителя дум мыслящей и свободомыслящей российской интеллигенции конца 19 – начала 20 века. Именно эти люди застали революцию, именно эти, воспитанные Толстым, Достоевским, Соловьевым – а, значит, и Федоровым! – интеллектуалы уже в конце 20-х годов встали во главе зарождающегося советского космического проекта.

А зарождаться он начал с первых лет советской власти: в 1918 году Циолковский был избран членом Академии Наук (какого-то научного учреждения, которое впоследствии к середине 30-х стало так называться), а  с 1919 года ему платили пенсию за выдающиеся заслуги, рассматривали его проекты, принимали к производству. (Ну, да, обратили внимание на Циолковского после ареста в 1918 году. Выпустили быстро – и вот с какими далеко идущими последствиями) Так что Циолковский с его настойчивой пропагандой возможности космических полетов был сразу привлечен Советами на свою сторону. Конечно, с прагматической точки зрения, советский космический проект занимался разработкой военных средств для укрепления обороноспособности и боевой мощи, но – одно другому не мешает.

Так что космос в советском и российском кино – не просто место для приключений. Это сакральный идеальный план мечты и общего дела. О том, как отношение к этом мечте и к этому делу менялось в истории страны, свидетельствуют фильмы – как бы слепки с массового сознания.

Первый советский космический фильм вышел в 1924 году.

"Аэлита"
Роман Алексея Толстого был только что написан, а тут еще из эмиграции вернулся Яков Протазанов – вот он-то и снял фильм. Со всем европейским блеском.
Фильм "Аэлита" - пример замечательного  переосмысления мощного литературного первоисточника  искусством кино. Для того, чтобы отход от первоисточника был смелым, удачным и оправданным, необходима соразмерность писателя и режиссера.

Посмотрите отрывки из фильма:


Яков Протазанов – выдающийся режиссер, и он не побоялся и не постеснялся фильм сделать самостоятельным произведением, не переносить на кинопленку все дословно. Режиссер  оставил от романа в фильме не такую уж и большую часть, зато снял ее настолько выразительно, что фильм стал шедевром мирового кино и сейчас смотрится с настоящим, а не только музейным, интересом. Протазанов противопоставил яркую, зрелищную, конструктивистскую эстетику, очень современную и нездешнюю, в которой он снял мир Марса, мир Аэлиты, здешним бытовым реалиям и личным отношениям. Приземленным и обыденным.
Получился фильм, очень динамичный и с двумя видео-рядами. При этом интересен и тот, и другой: на мир Марса интересно смотреть, как на произведение искусства, балет, оперу на чужом прекрасном языке, не вникая в суть того, какие перипетии и государственные перевороты там происходят. А мир Земли ярко представлен очень комичными и узнаваемыми, чуть-чуть шаржированными, персонажами, с их бытовыми проблемами и коммунальными страстями.

Космос в первом фильме о нем был представлен как далекий, чужой и прекрасный мир.
И реальный конец фильма – когда помирившийся с женой на Земле инженер Лось сжигает все свои завиральные чертежи марсианского корабля вместе с планами вырваться за пределы земного притяжения со словами "есть у нас еще дома дела" - этот бытовой и рациональный финал противоречит впечатлению, остающемуся от фильма: "Космос – загадочен и притягателен, он манит и зовет. Пусть пока еще только в мечтах". Шел 24 год, только закончилась гражданская война, бедность, нищета, голод, разруха, ужас что. Кстати, фильм дает возможность хотя бы одним глазком поглядеть, как это было: мешочники, эвакопункты, товарные вагоны, на крышах которых в Москву едут люди, госпитали, нищие… 

Однако космическая идея была воспринята зрителями на-ура. Запала в душу. И сейчас фильм поражает смелостью, яркостью, продвинутостью. Отдаленность по времени не мешает ощущать эту свежесть, нестандартность подачи, просто-таки хулиганскую удаль, с которой в середине 20-х годов Протазанов сталкивает на экране два несопоставимых мира! Мне кажется, на примере этого фильма надо учить режиссеров в киношколах (есть и другие такие же, но их не много во всей истории кино) – смелость и новизна "Аэлиты" совершенно не отменяет четкой простроенности сценария и великолепной работы актеров, интеллектуальная игра оставляет место для юмора и комизма, абсолютно модерновые, продвинутые декорации, костюмы, грим – выполнены с выдающимся мастерством. 

Почему-то к концу 20 века и посейчас кинодеятели предполагают, что способность сказать новое слово (или то, что они думают, что новое), уже снимает с них всякие обязательства перед зрителем в  плане мастерства. Вот Протазанов – а ему в 24м было 43 года – демонстрирует, как можно сочетать одно с другим, и какие долгоиграющие плоды приносит это сочетание еще юношеской свежести мышления со зрелым мастерством.

Subscribe

promo drugoe_kino июль 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments