Лариса Лисюткина (shaherezada) wrote in drugoe_kino,
Лариса Лисюткина
shaherezada
drugoe_kino

Category:

Аньес Варда-2: Маленькая энергичная старушка и переворот в истории кино.

(ПРОДОЛЖЕНИЕ. Начало см. http://community.livejournal.com/drugoe_kino/1943514.html
На художественные и документальные фильмы Аньес Варда можно разделить только очень условно. Я делаю это исключительно в рамках своей прагматической задачи: найти критерий для группировки материала в трёх-четырёх постах. Её дебютный фильм - LA POINTE COURTE (1954). Он считается стартовой точкой Nouvelle Vague, невзирая на то, что официально временнЫе границы этого течения: конец 50х - начало 70х годов. На сюжете и на визуальном антураже фильма ещё заметно влияние итальянского неорелизма. La Pointe Courte – это маленькая рыбацкая деревушка. Сюда, к себе на родину, возвращается из Парижа главный герой (дебютная роль для театрального актера Филиппа Нуаре), а через неделю к нему приезжает на уик энд его жена, с которой они гуляют, обсуждают кризис своих семейных отношений, пытаются осмыслить прошлое и понять, есть ли у этих отношений будущее.

Жизнь рыбаков показана как бы документально, но на самом деле это художественная стилизация. По первой профессии Аньес Варда - театральный фотограф. Почти всё время камера движется по горизонтали. На экране сменяются стилистически безупречные визуальные композиции: улицы посёлка, пересеченные верёвками с трепещущими на ветру белыми квадратами простыней; узор из сходящихся и разбегающихся рельс на ж.д. станции; скульптурные лица героев фильма, вылепленные ночным освещением; брейгелевская композиция пляшущих на своём празднике рыбаков - их крупные тела теснятся на узком освещённом пространстве, камера смотрит на деревенскую площадь немного сверху, дистанция то сокращается, то увеличивается, и вся сцена выглядит иногда как бы в чёрной космической пустоте. Композиция кадров и минималистская черно-белая эстетика фильма настолько доминируют в восприятии, что сюжет, по сути, и не очень-то нужен. LA POINTE COURTE вполне мог бы быть немым фильмом.

Известность принёс Аньес её второй большой фильм: CLEO DE 5 A 7 (Клео с 5 до 7), 1961 г. Его основная тема – объективное и субъективное протекание времени. Клео – начинающая певица. У неё подозревают рак. Ожидая результатов медицинского обследования, она бесцельно бродит по Парижу. В фильме регулярно появляются часы - ожидание показано в режиме реального времени. Клео впадает то в отчаяние, то в суеверие, пытается вытеснить страх смерти кокетством, отвлечься пением, покупкой шляпки, убить время в кинотеатре. Но страх и ощущение полного одиночества никуда не деваются... Фильм был номинирован на золотую пальмовую ветвь Каннского фестиваля.

Фильм LE BONHEUR (1964), снятый три года спустя, во всём противоположен CLEO DE 5 A 7. Он о загадке счастья, которое вынесено в название. Его герой – молодой мужчина, наделённый редкой способностью ощущать это состояние. Он любит свою жену, своих детей и природу. На его жизненном пути появляется другая женщина. Он в неё влюбляется, и его счастье от этого только возрастает. Не желая лгать, он рассказывает жене о своей возлюбленной, и уверяет жену, что его чувства к ней нисколько не изменились из-за другой женщины. Во время прогулки в лесу жена тонет в реке. Зритель остаётся в неведении, была ли это случайность или самоубийство. Герой искренне скорбит о своей потере, но у него на руках двое детей, им нужна мать, и место жены тут же занимает возлюбленная. Фильм заканчивается так, как начался: счастливое семейство в райском лесу, буйство красок, музыка Моцарта. Без оценок, без психологизации, без морали. Некоторые кадры и мизансцены напоминают барочную живопись или старинные гобелены. Природа выглядит мощной первозданной стихией, способной уничтожить человека, но у него есть и другой шанс: гармонично раствориться в ней, слиться с ритмом её существования.

Критики растерзали фильм LE BONHEUR в клочья, публика тоже была не в восторге. Невзирая на это, он получил главный приз Берлинского кинофестиваля – Серебряного медведя. Аньес Варда продолжала работать. В 1976 г. она снимает в Бельгии “учебник феминизма” – L'UNE CHANTE L'AUTRE PAS. В основе сожета – диаметрально разные биографии двух подруг, чья молодость совпадает с пиком “нового” женского движения. Их дружба возникает благодаря случайной встрече в 1962 году. Одной из них, Пом, 17 лет, она мечтает стать певицей; второй, Сюзанне, 22, и она в третий раз беременна. Сообразительная и деятельная Пом помогает подруге организовать аборт. Муж Сюзанны – фотограф-неудачник, у него комплекс вины перед женой и детьми, которых он не в состоянии прокормить, и он кончает жизнь самоубийством.
Проходит 15 лет. Сюзанна становится активистской женского движения и экспертом по проблемам планирования семьи. А Пом осуществила свою мечту: стала певицей. Но не оперной и не рок-звездой, а уличной певицей, разъезжающей по стране в шарабане и выступающей на рыночных площадях маленьких городков. Ей нравится такая жизнь, она счастлива. В 1976 году пути обеих женщин вновь пересекаются. Они стали зрелыми, суверенными личностями, они душой и телом усвоили знаменитое высказывание Симоны де Бовуар: “Женщиной не рождаются, ею становятся”.
В фильм отдельным модулем включены эпизоды любовных грёз и их крушение перед лицом суровой реальности: Пом знакомится с иранцем Али, влюбляется в него и уезжает с ним в Исфагань. Мечеть Имама, снятая в необычных ракурсах – самостоятельный персонаж картины. Исламская архитектура визуализирует табуизированное и вытесненное эротическое. На её фоне разворачивается сюжет взаимного притяжения/ отторжения двух разных культур. Героиня тоскует по своей былой свободе, она поставлена перед выбором: либо брак и ребёнок, либо свобода и прежняя кочевая жизнь. Она делает выбор без колебаний. Сына отдаёт мужу, а сама возвращается под полог ярмарочной кибитки, которая её подхватывает и увозит по экранной диагонали вдаль, до полного исчезновения...

Феминистская тематика лежит и в основе фильма 1985 года SANS TOIT NI LOI (Без крова, вне закона). В самом начале – конец человеческой жизни. Где-то на Юге Франции, зимой, в заснеженной канаве находят труп замёрзшей молодой женщины. В ней сразу опознают Мону, бездомную бродяжку. Создатели фильма возвращают время вспять и пытаются воссоздать её жизнь по рассказам тех, с кем она сталкивалась на своём пути. Актриса Sandrine Bonnaire в роли Моны является зрителю после трагического пролога прекрасной, юной и почти нагой. Она выходит на пляж из моря, залитого ярким солнцем, как Венера, рождённая из морской пены. Что за человек была Мона? Аньес Варда реконструирует её личность в ряде (постановочных) интервью. Но черты героини ускользают, не складываются в портрет. Её образ далёк от идеальной жертвы или праведницы. Мона проявляет бесчувственность, неблагодарность, она не признаёт никаких обязательств и не отвечает добром на добро. Она категорически не хочет, да и не может работать. О своей бывшей профессии секретарши она вспоминает с отвращением. Мона радикально порвала с обществом и жила по принципу абсолютной свободы, без денег, без крыши над головой, без компромиссов. Она отвергала контакты, нигде не задерживавалась, ни от кого ничего не хотела. Она шла и шла, без всякой цели, пока не упала и не умерла. В фильме много эпических картин природы. Они, как и в LA POINTE COURTE, вызывают в памяти полотна Брейгеля. Мона всегда одинока на фоне бесконечных дорог, виноградников, заснеженных пространств и сельских домишек. В зимних сценах, кутаясь в тряпьё, сжимаясь от холода, она напоминает тех, о ком изгнанный король Лир говорит: “Бездомные, нагие горемыки, /В лохмотьях, с непокрытой головой/ И тощим брюхом? Как я мало думал /Об этом прежде!” Фильм SANS TOIT NI LOI выпадает из классической схемы Road Movie, в котором роль бродяги по традиции атрибутируется мужчине. Многие персонажи, которые рассказывают о своих встречах с Моной, подчёркивают, что женщина-бродяга – это что-то “неправильное”. Аньес Варда вплетает феминистскую тематику в свои фильмы и воплощает феминизм в себе самой, как высшую ценность, норму жизни и творчества.

Феминистским по тематике является и заслуживающий отдельного поста фильм JANE B. PAR AGNES V. (1987). Он посвящен одной из лучших актрис прошлого века Джейн Биркин. Той самой, которая дуэтом с Сержем Генсбуром поёт Je t'aime.... Британской аристократке с экзотической внешностью, не укладывающейся в голливудские стандарты. Киноведы относят фильм к жанру так называемых фильмов-инсталляций, придуманных Аньес Варда. Это ассоциативный монтаж, коллаж из фантазий, инсценировки великих произведений мировой живописи (Тициан, Гойя), фрагменты фильмов, в которых Джейн Биркин никогда не снималась. Джейн непрерывно играет роли, которые создаёт для неё воображение Аньес. В итоге получается автопортрет Аньес, проступающий сквозь черты портрета Джейн Б. - многоступенчатая “игра в игре”, когда актриса и режиссёр постоянно перебрасывают друг другу идеи и образы. Аньес снимает Джейн Биркин как модель в своих излюбленных тематических контекстах, и заодно изображает себя в зеркале этой ролевой конструкции. К фильму JANE B. PAR AGNES V. примыкает снятый в том же году KUNG-FU MASTER. Эти два фильма – близнецы. В “Мастере Кун-Фу” Джейн Биркин – разведённая женщина под 40, которая влюбляется в Жюльена, одноклассника своей 15-летней дочери. Роли подростков исполняют дети Аньес Варда и Джейн Биркин: Матье Деми и Шарлотта Генсбур. Жюльен одержим видеоиграми. Основной лейтмотив и интрига фильма – харизма игры. На тему игры наводят упоминания о романе Достоевского “Игрок”, компьютерные игры, и, наконец, любовь как культурная игра. Впечатления от фильма см. Здесь: http://decdancers.livejournal.com/24677.html

Не могу не упомянуть, хотя бы кратко, “Собиратели и собирательницы” (LES GLANEURS ET LA GLANEUSE, 2000). Этот грандиозный фильм Аньес Варда впервые сняла маленькой дигитальной камерой. Процесс съёмки параллельно документируется второй камерой, и эта документация становится ещё одним фактом “собирания” как темы фильма. Аньес Варда философски осмысливает феномен собирательства, предъявляя зрителю альтернативный стиль жизни, конфронтативно отвергающий стиль мейнстримный, с его консьюмеризмом и перепроизводством. Она, революционерка и прогрессистка, тут противопоставляет индустриальной цивилизации самую архаичную технику выживания: доиндустриальное, и даже доземледельческое собирательство. Эскапистские утопии стали популярны уже в 70-х гг. ХХ века, они были порождены цивилизационно-критическими дискурсами Римского клуба, идеи которого во многом сформировали политические платформы движения Зелёных. А. Варда избегает открытой политизации своего фильма, она скорее выступает с холистских позиций философии жизни.
Импульс к теме собирательства ей даёт знаменитая картина Франсуа Милле “Собирательницы колосьев”. Но по ходу фильма сфера собирательства расширяется, в неё включается современная городская жизнь, творческие практики, использующие бытовые отходы для конструирования из них арт-объектов (экзотический замок из пивных банок, бутылок, сюрных целлулоидных кукол, возведённый 30-летними усилиями украинца-эмигранта и его жены). А. Варда показывает, как функционирует круговорот непромышленного рисайклинга на пространствах свалок, складов, рынков, сельскохозяйственных угодий, какой менталитет и какая историческая традиция побуждают людей включаться в этот процесс.

(ПРОДОЛЖЕНИЕ следует)
Subscribe

Recent Posts from This Community

promo drugoe_kino july 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments