Екатерина (katerina_lo) wrote in drugoe_kino,
Екатерина
katerina_lo
drugoe_kino

Categories:

Расскажи нам, Гоблин, сказок новых!

 

Название: Сказка про темноту

Год выпуска: 2009

Режиссер: Николай Хомерики

В ролях: Алиса Хазанова, Борис Каморзин, Юрий Сафаров

 

 

Секрет успеха на панели кино сегодня не представляет тайны. Любой, кто может гонять мальчика с камерой в руках, может стать модным российским режиссером. Ушли в прошлое мастера, придумовавшие особые сюжетные ходы, оригинальные концепции. Мастера, которые развивали кино и киноязык. Все, что нужно сегодняшнему кинематографисту для успеха, это посмотреть с десятка три картин-участников Берлиане, Венециане, Канне…. Перечислять можно вплоть до фестиваля в Сандесе. Туда же и наш Кинотавр, который, как и Кентавр, не конь и не искусство вовсе, а какой-то сплошной закос под ту или иную фигурку-статуэтку: смотря на какой фестиваль расчитываем.

 

Если едем на Берлиане, то косим под медведя. А некоторым нашим режиссерам удается удачно прикидываться любыми антопоморфными животными (вплоть до волков). Прямо-таки зверинец Борхеса. Кого угодно найдешь: даже Хомячки могут быть золотыми. Впрочем, они собственно более всего подвержены испытаниям на себе режиссерских вакцин против неизвестности. Так что любой российский тинейджер, или херомант, испытав на себе европейскую вакцину, может закрутить программу «Смак» по режессуре с ударной рецептурой.

 

 

Главное взять тему, которая нафиг никому не интересна, но присутствует в жизни: школа, соседи, детские площадки или родное засранное отделение милиции. Нужна такая, чтобы жалко и тошно было. Без жалкости антропоморфный зверь не светит.

ПЕРВЫЙ СОВЕТ РЕЖИССЕРАМ от Хомерики:

Берёте, например, как ваша соседка тетя Геля, работая в мусорке, мается от недое… в отсутствии мужика. Вот и будет главной в картине тоска. Без тоски, серости и пустых планов коньюктурное кино не удастся. Поэтому ставьте говенный светофильтр и начинайте снимать долго не думая.

 

МАТ от Гоблина, до Хомерики:

Главный секрет современного русского кино – звук. Всего-то дел, нужно знать язык падонковский, гастарбайтерский, быдлячий, мухосранский и главное – матерный. Бу-бу немых тоже может пригодиться – для трагичности особой. Интеллигенты сегодня не в моде, это слово надо забыть, так же как и любые образные, и интеллектуальные изыски. А вот мат – самый последний писк кинофестивальной моды: так реалистичнее. Только не надо учиться мату по Гоблину. Гоблин – это весело, это ярко и жизнеударно. Гоблин врет матом – так русский человек бодро не ругается! Гоблин рассказывает сказки, только метко щурит на жизнь. Фестивалю же нужны мертвяки и то, как они вяло ругаются.

Матом нужно крыть все время. Научите новорожденного крыть, как сосед Коля, после 10 литров спирта, и вашему кину подмигнет особый взгляд жюри. Вон у Хомерики детко матом с воображаемым другом разговаривает – отсюда и особый взгляд на картину.

Ну и, конечно, не забываем про матерные изыски. Например, «старая, сухая пиздюлина». Весь конфликт картины должно проложить на двухэтажном родном руском… Например, ребенок-калека от рождения выражает у Хомерики свою природу через словарный запас Шарикова из «Собачьего сердца».

РАБОТА С АКТЕРАМИ по Хомерики:

Сюжет под аккомпонимент мата особенный класть не надо. Лишь бы герой маялся. Идет просто по улице и маится – снимайте. Даже светить в кадр не надо. Снимайте просто как идет по улице и страдает. Пойдет в ванну будет страдать – снимайте. Отсутствие улыбки и тоскливая атмосфера с кислой миной обеспечат вам нужное настроение. Не забывайте для какого зверька снимаете, каким прикидываетесь. Если Венецианский Лев, то маяться лучше по прописке и от голода. А для канского жюри панорама по стенам подъезда должна канать за дозу ЛСД – надо создать дикий трип: кошмарный провинциальный двор, где и бродит ваш отброс несчастья. Дальше можно ориентироваться на стиль «сволочи-падонки».

Для этого позовите ребят из подъезда соседнего дома и посоветуйтесь, как они могут женщину унизить? Конечно, сразу предложат изнасиловать, но это уже неактуально – пусть импровизируют. Тут лучше напрячься и уточнить режиссерскую задачу: как бы они унизили бабу, если она мент? Вот в «Сказках» пацаны придумали в студеную воду окунуть. Так что доверьтесь их жизненному опыту и режиссерской хватке.

Не забудьте и про особо обделенных, про тех, кто без прописки: например, абхазцев или таджиков. Подойдите к ним, узнайте о насущных желаниях. Конечно, после ночей в обнимку с арбузами, они ответят «бабу хочу» - у абхазцев особое режиссерское чутье. Доверьтесь. Наведите на героиню абхазца и пусть делает как обычно. Ну что они там обычно делают? Невозможно же все арбузы дырявить, да ощупывая круг представлять родной Аул и ударную ночь с соседской девкой. Пусть отвыкают от бахчей и переходят на женщину. Но помните, что привычка к бахчевым сильнее женщин, поэтому в самый ответственный момент ваш абхазец сдрапает обратно к своим большим ягодам под каким угодно прикрытием.

Для правдивости у Хомерика отражены отношения героини с другими людьми, а чтобы узнать всю правду о поведении женщин в закрытых помещениях, можно использовать ЖЖ, или другие интернет-ресурсы. Например, форум женского журнала «Ни кожей, ни рожей, но с копытом». В рубриках о диетах можно подглядеть остроту и ненависть женских душь друг к другу: как обзываются, куда посылают друг друга. Но, а главное – как они могут из-за мужиков переживать.

 

ОПЕРАТОРСКАЯ РАБОТА по Хомерики:

Если после 5 дней такого кино у съемочной группы начинается запой – это хорошо. Значит, камера будет снимать криво и героиня попадать мимо кадра, или вообще не попадать. Продолжаем бухать и такой тип съемки создаст полную отстраненность, что еще больше заберет жюри фестивалей. Вот Николай Хомерики жизнь как раз показывает как можно замызганнее и муторнее.

ИСТОЧНИК ВДОХНОВЕНИЯ от Хомерики:

Не надо ничего придумывать. С воображением режиссером не стать. Тем паче модным фестивальным режиссером. С художествами нужно завязывать – жизнь отражаем. Придумывать всякие художества для этого не нужно. Книги отныне запрещены: «Обитаемый Остров» на фестивали не возили. Главный навык для режиссера-коньюктурщика – уметь подглядывать за соседями из дома напротив. Правда, тут нужна хватка: дом найти особенный. Обязательно малоимущие, многодетные, престарелые, инвалиды, без прописки и т.д. А потом заснять все, что подглядели.

Не забывайте, про работу с актерами: все люди друг другу ублюдки. Так что, если появляется еще один герой в картине, то он должен быть полной скотиной – типа мента. Забудем басни и книжные истины о том, что люди разные: все вокруг должны быть алкоголиками, бабниками, старыми озабоченными козлами. Забудем логику: жизнь бывает только беспросветная, серая, отвратительная. Жизнерадостность в кадре – режиссерская чума, от которой нужно лечиться, или вакцинироваться, как и от начитанности, образованности и оригинальности. Ум – враг современного режиссера. Современный режиссер – это кто угодно с цифровой камерой в руках: хоть пацан из соседнего двора, хоть мужик с заправки. Коньюктурное кино требует умения подмечать все самое обыденное и бытовое. И главное – разбираться в проблемах социальных. Так, если героиня хочет найти мужика, поместите ее в городок, где Вторая Мировая покосила всех мужчин, а эксперименты с бактериологическим оружием подняли такую вонь, что любые заезжие мужички становятся либо алкашами, либо геями. Ну или подойдет место, где геноцид унес всю мужскую чать населения. Такого не бывает? А поселения рядом с чернобыльской АЭС? И не майтесь «что бывает», а «что не бывает» - больше читайте дневники ЖЖ юзеров, а не Бориса Пастернака.

АТМОСФЕРА по Хомерики:

Все родственники героини должны отправиться «по дороге в царствие небесное». Так совсем пусто и тоскливо в кадре. А чтобы еще лучше – монолог с умершими минут на 10 со слов «мама, папа», а далее раскрыть название картины и подробно изложить. Главное, чтобы говорил/ла герой долго и отчетливо – дабы поспевал скудный перевод субтитрами, отвлекающий внимание жюри фестивалей от лица героини. Пока они будут читать текст, не заметят, что актриса сделана фотошопом для этого эпизода. Потому что ни один актер правдоподобно такой бред сыграть не сможет. Но это они, актеры – со старыми пережитками театральной системы и правдоподобием. Не надо обращать внимания на актеров – для Канн главное текст. В тексте можно выстрадаться сразу за все поколения ушедших родственников. Даже каннское жюри такого не выдержит, обязательно захочет отделаться статуэткой.

 

ДРАМАТУРГИЯ от Хомерики:

Законы драматургии отнесите в сортир. Помните, что в конце герой должен остаться таким же, как в начале. Забудьте про драматургические построения – в жизни ничего не меняется.

ЭСТЕТИКА от Хомерики:

Забудьте про эстетику. Вы режиссер, а не стилист-педераст. Коньюктурщик знает ясное, как день, и французское, как и Канны, слово sortire – вот конек, объединяющий всю европейскую фестивальную режиссуру. Николай Хомерики подогрел режиссуру новым выразительным средством: отборным матом и обсуждением вслух про «отсосала», «кто и как сосет» - и это становится доминантой нового языка кино, как и конфликт вокруг слова пиздюлина. Наряду с такими проблемами как «сначала дай, потом залупайся», насыщенность матерным языком производит впечатление, что для столь изысканной драмы нанимали специального консультанта по сленгу. Гоблина, конечно, не позвали, хотя его трудами отборный мат стал так моден.

Но не будем забывать, что мат Гоблин применяет в картинах по назначению, а в сказках это становится главным режиссерским приемом. Устами младенца, конечно, глаголит истина и построить всю картину вокруг этого злотоносного высказывания дитятины было оригинально – по крайней мере, в ролике. Не каждый день ведь услышишь, как ребенок из памперса кроет по матушке лучше, чем изъясняется по-русски.

Но за каким достоинством Каннам понадобились Хомерики? Можно было наградить Гоблина, как родоночальника нового киноязыка. В заслугах же Хомерики старые растянутые треники посреди двора – это тоже новое изобразительное средство для подчеркивания того, как режиссер силился растягивая и натягивая картину на гранки европейского коньюктурного кино.

Кадрирование и монтаж отныне связываются по крупности и смыслу матерных фраз, которые теперь подменяют монтажные. Такие старые изыски киноязыка по современной тенденции отправляются в sortire.

ПРОКАТ ВСЕ ЭТОГО В РОССИИ:

А зачем это нужно? Россия-матушка не заморский Канн. Если ваше кино никто не хочет смотреть и в кинотеатр приходят только согреться/уединиться – не расстрайвайтесь. Ведь коньюктурное росийское кино рассчитано на фестивали. И вы, как опытный мастер преемник коньюктуры должны знать, что ваше кино для зрителя неинтересно и вообще не нужно. Но зато фестивали сделают из вас суперстарз. Посмотрите, как это произошло с Гай Германикой…. Да что там, сам Михалков спит со словами «фестивали» на устах.

Вы же не какой-нибудь шут типа Гоблина: рассказывать остроумные матерные сказки для взрослых. Вы режиссер – творец сказок для темноты. А вернее для пустоты: для того, что внутри у железных, золотых, бронзовых статуэток.

 

 

 

ЛОНОРЕЙТИНГ:

 

Образность: 0\5

Реализация сверхзадачи, идеи: 1\5

 

Художественный посыл

      Социальный: +

      Экуменистический: -

      Гуманистический: +

      Психоаналитический: -

      Философский: -

      Новаторский: -

 

Оригинальность: 0\5

 

Использование киновыразительных средств

Операторская работа: -

Монтаж: -

Работа художника: -

Музыка: -

Цветовое решение: -   

Световое решение: -

Актерская игра: -

 

 

Рецензия Екатерины Лоно


 


 

Subscribe

promo drugoe_kino july 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 72 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →