Варвара Ухорская (kinouho) wrote in drugoe_kino,
Варвара Ухорская
kinouho
drugoe_kino

Categories:

Роджер и я | Roger & Me

Роджер и я | Roger & MeРаззадорившись интересом к новому фильму Майкла Мура "Капитализм: История любви", решила в ожидании "Капитализма" пересмотреть старые фильмы. "Фаренгейт" и "Коломбину" я видела и помню хорошо, а вот что было раньше?
Начала ретроспективу с фильма "Роджер и я" 1989 года выпуска. Пребываю в прострации. Уже который день. Прямо слезы на глаза наворачиваются. Из-за сложного комплекса чувств, который двумя словами не выразишь.
Ну, во-первых, я сама училась во ВГИКе на документальном кино, и чувство профессиональной несостоятельности и какой-то заброшенности на обочину после просмотра фильма Майкла Мура "Роджер и я", пожалуй, сильнее всего. Это называется, где были мои глаза? Где был мой ум? И всех нас?
Человек в 1989 году выпустил на экран, а снимал его еще раньше, года два-три, фильм в такой современной эстетике, так остро и ярко обрисовал совсем не развлекательные вовсе вопросы, он даже не особо хохмил и стебался, и не сильно провоцировал, потому что говорил о наболевшем, о том, как загнулся его родной город, но это сделано так живо и интересно! Чувство обиды к своим учителям во ВГИКе – "почему они нам это не показывали!!!!" сменяется острым комплексом неполноценности: ему, Муру, это тоже не показывали во ВГИКе и – где он там учился. Сам дошел. Почему мы не дошли? И не дошли до сих пор?


Почему у нас документальное кино – с одной стороны, по старинке, вызывает предвкушение встречи с чем-то скучным и пыльным, с другой стороны – "наше новое документальное кино" - это смакование жареных фактов из жизни звезд, да пусть их! – и не только звезд, любой милиционер-транссексуал, живущий половой жизнью со своей тещей, сгодится. Это гламурное и "рейтинговое" телевизионное документальное российское кино, которое высоко котируется как рекламоноситель. А имиджевое, фестивальное – опять же, невнятная чернуха, где в кадре реальные девочки-подростки будут ширяться тупыми грязными иглами, вяло отвечая на бесстрастные вопросы остающегося за кадром наблюдателя.
И из этого замкнутого круга – либо гламурные трансвеститы, либо умирающие в кадре бомжи – утлое и такое же вялое сознание уже и не видит выхода: а что еще можно снимать в документальном кино? Ну, типа, никаких вопросов к современности у нас не осталось.  И это у нас, к нашей действительности российской, к тем переменам, через которые мы все идем, и по-прежнему, непонятно, куда…
Вот посмотрев фильм Майкла Мура "Роджер и я" я испытала ощущение просто всеобщего какого-то тихого помешательства пополам с легким слабоумием.  Почему нам не пришло это в голову?  С родным городом Майкла Мура, Флинт он называется, в середине восьмидесятых годов прошлого века случилось то же, что со всей нашей бывшей страной практически в то же самое время (ну, пусть гикнулось все и чуть попозже…) И не имея еще перед глазами масштабных картин геополитических, финансовых и социальных крушений в России и Восточной Европе, этот американец, обучавшийся журналистике в университете родного штата Мичиган, смог расчислить своим умом, что откуда вытекает и куда втекает, как связаны транснациональные корпорации, финансовый капитализм, страны Юго-Восточной Азии, гольф-клубы и автоконцерны с тем, что его город "закрылся". 
После закрытия градообразующего предприятия десятки, если не сотни, тысяч рабочих распустили по домам, потом из этих домов их выселили за неуплату, зато для хулиганящих на улице построили тюрьмы, куда и взяли на работу другую часть безработных. Остальные уехали из города или пробавляются тем, что разводят кроликов на лужайке перед домом. Из которого все равно скоро выселят. Вам эта история ничего не напоминает?
Ну, если кто забыл, у нас вот это самое случилось в масштабах страны, руководство которой тоже вдруг сообразило, что деньги, чтобы увеличивалась денежная масса, и они работали, из этой нерентабельной страны лучше вывезти куда-нибудь, где азиаты будут делать то же самое, но за 2 копейки, а не за 22, как русские. Поэтому объявили все предприятия нерентабельными, а население – нерадивым, ленивым и тупым, если оно не может повысить производительность труда и вообще не понимает, что главная цель экономики – наращивать ВВП, а не обслуживать жизненные нужды этих дурацких бесполезных граждан. (Ну, справедливости ради можно уточнить, что из домов наших сограждан особенно не выселяли, их просто потихоньку отключали от коммуникаций и не ремонтировали жилой фонд. По сравнению с жестокостью закоренелых капиталистов это еще по-божески!)  Так вот, об этих финансовых и транснациональных подоплеках наших российских катастроф я не из фильма Майкла Мура узнала. Много книжек читала, с людьми разговаривала, сама видела кое-что и журналистикой в 90-е годы занималась по полной программе.
Но развернуть эту историю в связный и яркий, зрелищный и острый, и вот уж нисколечко не скучный! – фильм – мне и в голову не приходило. Ни мне, ни кому-нибудь другому из коллег по цеху. И не то, чтобы страх был не разобраться, не осилить – нет, просто и в голову не приходило, что именно этот – кардинальный вопрос: - что же все-таки случилось? – может быть решен средствами документального кино. А Мур – он просто гигант мысли, и формы, и содержания.
Фильм называется "Роджер и я", имея в виду президента на тот момент компании "Дженерал Моторс". Одно решение этого Роджера – закрыть во Флинте мощный завод компании, чтобы перевести его куда-то на Филиппины, где теплее и рабочим не надо оплачивать социалку – перевернуло жизни полумиллиона земляков Мура, поэтому он резонно полагает, что имеет к этому самому Роджеру свои, личные вопросы. Весь фильм он пытается встретиться с оппонентом лицом к лицу и спросить его, и весь фильм Роджер от него, разумеется, ускользает. Ну, потом встретились все-таки. А попутно Мур показывает зарисовки – что было во Флинте (а были, кстати, парады, не отличимые от наших первомайских демонстраций), и что стало, чем люди занимаются, чтобы выжить, и какие многомудрые и с цифрами в руках есть защитники у сложившегося положения дел.
Один такой лоббист корпорации скажет в камеру: "Мы капиталисты, и наша цель – прибыль. Капитал перетекает туда, где прибыль выше, это же азбучная истина, и нечего нас за это упрекать! И ответственность у нас, капиталистов, за капитал, чтобы он прирастал, а не таял, а не перед каким-то там дурацким обществом, которое пусть будет, если оно способствует приращению капитала, а если нет – то и пусть идет себе лесом." 
При этом назвать Мура каким-то там коммунистом язык не поворачивается, он вообще миллионер, Майкл Мур, то есть стал им после того, как последние  его фильмы собирают  рекордное для документального кино количество денег в прокате. Мур просто сначала был настоящим (а не паркетным и не гламурным) журналистом, десять лет возглавляя самим же и созданный местный флинтовский орган печати. А потом стал настоящим режиссером, которого интересуют реально крупные вопросы о том, как все устроено. 
Другое дело, что, как оказалось, он для этого рожден - "Роджер и я" - первый фильм Майкла Мура, и он уже выше всяких похвал. Снимаю шляпу.

Subscribe

Recent Posts from This Community

promo drugoe_kino july 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments

Recent Posts from This Community