martha_sharlay (martha_sharlay) wrote in drugoe_kino,
martha_sharlay
martha_sharlay
drugoe_kino

Categories:

Два неба над Берлином





Небо над Берлином
(нем. Der Himmel über Berlin; англ. Wings of Desire)
Режиссер Вим Вендерс
Фильм 1987 г.

Небо над Берлином — 2: Так далеко, так близко!
(нем. In weiter Ferne, so nah!; англ. Faraway, So Close!)
Режиссер Вим Вендерс
Фильм 1993 г.


Я буду говорить именно о двух частях картины сразу и рекомендую смотреть сразу две части, потому что «Так далеко, так близко!» — это не продолжение, это именно вторая часть диптиха, которой я бы не рекомендовала пренебрегать. Только обе картины вместе открывают замысел режиссёра.

Коротко — фабула.
Первая картина знакомит нас с основными героями.
Два ангела из числа многих, которых мы не видим и не слышим, а они нас — всегда: Дамиэль и Кассиэль, творят свои ангельские дела, не оставляя без внимания, кажется, никакого происшествия в мире. Они выслушивают мысли человека, они вкладывают в сердца утешение в минуту отчаяния, они переносят людей в свой мир, когда приходит тому время, избавляя от страха. Они замечают безобразия и красоту. Они наслаждаются собственными возможностями — оказываться тут и там по собственному желанию, они радуются и печалятся, глядя на нас, людей.
Но однажды Дамиэль сокрушится, что ему неведомо многое, что ведомо человеку. Наблюдая за цирковой труппой и вслушиваясь в мысли и чувства акробатки Марион, Дамиэль утверждается в своём желании совершенно перейти в мир смертных, чтобы обрести там счастье, которое ангелам недоступно.
Всё действие происходит в ещё разделённой Германии. Немецкая боль и вечная мысль, что такое Запад и Восток в одной стране, не обойдена очень тонкими и короткими штрихами и здесь, где, казалось бы, нет места политическим рассуждениям. Помянуты будут и огненные годы, но всё это, повторяю, тонко и довольно органично вплетено в общий замысел картины. Довольно неожиданно было появление Коломбо, но вполне интересно обставлено.

Вторая картина посвящена другому ангелу, Кассиэлю (среди людей он Карл Энгель), пожелавшему лишиться крыльев, а с ним и бессмертия. Кассиэль одержим мыслью вмешаться в события человеческой жизни, в ход малой истории. В отличие от своего друга, Дамиэля, он оказывается на земле «почти случайно» — насколько может быть случайным падение ангела, спасшего ребёнка и знающего, что этим поступком, он заканчивает свою бессмертную жизнь. Впрочем, Кассиэль ни секунды не колеблется, зрителю не явлено раздумий Кассиэля, ибо их и быть не могло. Он всё решил когда-то, чтобы осуществить именно в такой момент. Ангелы не совершают героических поступков, — падение Кассиэля не таковой. Но с этого момента Карл Энгель ищет «большое» дело для себя. И он его обретёт.
Карл Энгель, или Кассиэль, снова возвращается в ангельский сонм, совершив тот же поступок — снова спасая того же ребёнка. Но теперь это уже, безусловно, героизм.
В этой части Кассиэлю придётся иметь дело с «тёмным» ангелом, имя которого прозвучит лишь раз, и это знаково. По имени не называет «тёмного» и Рафаэла, в беседе с которой нам и открывается Эмит Флести (впрочем, так он называет себя в мире людей).
Славный лейтенант Коломбо в этой части диптиха совершает своеобразный поступок, помогая в миссии Карла Энгеля.
Думаю, зритель немало удивится и появлению Михаила Сергеевича Горбачёва, раздумывающего над строками Фёдора Тютчева. Этот образ, на мой взгляд, не слишком здесь объясним, тем не менее он не портит картины, как и не придаёт ей некой особой мысли.
Следует сказать, что лейтенант Коломбо — это касается обеих частей — оказывается тоже бывшим в ангельском войске и, видимо, как и Дамиэль, пожелавшим некогда сделаться смертным, но насладиться преимуществами человеческого существования. «Жизнь — всегда исключительный случай» — говорит Коломбо Кассиэлю. И вероятно, стоит отнести эти слова к пониманию общего замысла Вима Вендерса.

Однако вернусь к идее о картине-диптихе. Итак, Дамиэль принимает человеческую жизнь. Неоднократно будут повторяться слова: «Als das Kind Kind war…» — и дальше вариации различны, но всегда это фраза о прекрасном мире, который видел перед собой ребёнок, и так и продолжается до сих пор. Дамиэль, словно ребёнок, видит перед собой чистый, прекрасный мир, полный любви и человеческой отзывчивости. Ему действительно всё удаётся с первых шагов, к концу первого дня он находит свою возлюбленную, с которой соединяется, чтобы никогда не разлучится. И они живут счастливо, и у них — во второй части — появится дочь, словно ангел, говорящая на разных языках и читающая в сердцах людей. Марион подчёркивает особую связь девочки с отцом, Дамиэлем, — им даже не нужно говорить, чтобы понять мысли и чувства друг друга.
Иначе появляется в нашем мире Кассиэль. С первых же минут ему приходится терпеть невзгоды, чтобы всё-таки не отчаяться, но верить.
Символичны доспехи, падающие на каждого — судя по всему — ангела, сваливающегося на землю. Дамиэль продаёт их антиквару и на эти деньги покупает себе в первую очередь одежду по сезону. Практичность, свойственная настоящему земному человеку. Важно — его на этом пути никто не наставляет.
Кассиэль продаёт свои доспехи за те же 200 марок «тёмному» ангелу, поджидающего его в метро у мошенников-напёрсточников. Разумеется, наивный Кассиэль проигрывается — и, к слову, тут же попадает в тюрьму, где, впрочем, обнаруживает чувство юмора и определённую хитрость в обращении с властями.
Образ музыканта — в первом фильме это Ник Кейв, как бы сыгравший косвенно роль в знакомстве Марион и Дамиэля. И тут мы видим романтическую составляющую фильма. Во второй части — музыкант, Лу Рид, который показан нам и «за кулисами», ободряет Кассиэля, но его роль принципиально иная при этом — он подаёт деньги. Он милосерден, но он не добрый гений. Его музыка — гораздо лиричнее, чем музыка раннего Кейва, и при этом она только растравляет душу Энгеля, но не несёт утешения.
Слова, сопровождающие Кассиэля во время его путешествия, — об одиночестве, о слишком быстро бегущем времени, а главное — этот призыв: «Люди, вы думаете, мы далеко от вас, а мы так близко!» Кассиэль только и делает, что разочаровывается.
Великолепен случай в картинной галерее, где Энгелю становится дурно до обморока и потери сознания, когда он рассматривает одну из картин, посвящённую войне. Зло обрушивается на ангела и здесь, как бы подкравшись незаметно и неожиданно. То зло и та боль, которые мир носит в себе, не избывая. Носит, хранит, старательно возвращается к ним ещё и ещё — в том числе мыслью и кистью художника. Этого не избежать. И нужно ли.
Кроме того, интересно, что события первой части диптиха происходят в разделённой Германии. И вот — во второй части — её, этой стены, этого символа раскола в сердцах и умах, вроде бы нет. Питер Фальк гуляет по Берлину, наслаждаясь пришедшей на эту землю свободой. Человек, которого Фальк выспрашивает, не может сказать, где восточная часть города — даже память берлинцев больше этого не хранит. Но Кассиэль несчастен именно в этом городе. Не в новом — в том же. Не стена оказывается виною. Отнюдь.

То есть смотреть оба фильма — или, точнее, обе части картины — следует вместе. Пусть не подряд, но не игнорируя вторую часть. Она не только не слабее — она необходима для целостного восприятия художнического замысла. И ещё — если есть возможность (а она есть) — найдите фильм с оригинальной звуковой дорожкой. Не последнюю роль играет здесь звук, его повышения, понижения, наконец, разный язык реплик героев. Так же, как и кадры, переключающиеся с чёрно-белых на цветные.
В общем, я желаю всем, ещё не смотревшим, получить удовольствие. Правда, здесь оно будет весьма философского характера.
Subscribe

promo drugoe_kino july 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments