Son of Azerbaijan (agacan) wrote in drugoe_kino,
Son of Azerbaijan
agacan
drugoe_kino

Category:

Фильм - это жизнь, с которой вывели пятна скуки (кинематограф Ирана, часть I)



«… Мы пытались быть более близкими к реальной иранской культуре. Для меня кино нашего типа это нечто вроде "зеркала". Зеркала, которое мы держим перед душами людей, чтобы они могли посмотреть на себя.



Когда смотришь на себя в зеркало, тебе может захотеться что-то в себе изменить. Или же человек может проверить истинность того, что видит в зеркале. Действительно ли это настоящий я или мое представление обо мне? И если вы обнаруживаете, что чего-то не хватает, вы можете изменить себя.



Я делаю фильмы не для того, чтобы отправить людям послание или даже показать им реальность. Я хочу показать иные взгляды на реальность, поскольку считаю, что истины не существует. Истина не является односторонней, в истине может быть другая сторона. Я стараюсь показать зрителям другую сторону истины, чтобы они стали мыслить более демократично. В Иране есть поговорка: истина — разбитое зеркало в руках бога. И у каждого из нас есть ее кусочек. Мы думаем, что то, что у нас в руках, — истина. Нет! У каждого только кусочек истины. Вы можете сказать: я предпочитаю кусочек, который у меня в руках, — но не можете сказать, что это единственная истина. Когда вы считаете, что есть только одна истина, нет демократии, нет диалога. Для меня кино — это диалог.


В этом веке одной из самых важных проблем, с которыми мы столкнемся, станет спутниковое телевидение. Оно показывает нам то, что, по его мнению, нам следует знать, и не показывает то, о чем не хочет, чтобы мы думали. Мы должны разорвать ее и выбраться из-под нее. Один из способов избавиться от влияния спутникового телевидения — чистое кино, потому что кино показывает другую сторону истины и делает нас способными мыслить самостоятельно без влияния СМИ, которые находятся в руках власти.



Это нелегко. В наше время ветер слишком сильный. Он дует со всех сторон, но если мы будем мыслить независимо, мыслить глубоко, то пустим корни и сможем твердо стоять на своих ногах. Чтобы никаким ветром нас не унесло»
Так говорит Мохсун Махмальбаф, самый известный иранский кинорежиссор, глава киноматографического «клана» Махмальбафов.
Я не хочу писать о Махмальбафе, ибо о нем и так сказано, написано, снято очень много.
Интересующимся могу порекомендовать эти ссылки

http://www.arthouse.ru/attachment.asp?id=9523
http://www.arthouse.ru/person.asp?id=297
http://en.wikipedia.org/wiki/Mohsen_Makhmalbaf
http://en.wikipedia.org/wiki/Cinema_of_Iran
http://www.horschamp.qc.ca/new_offscreen/preiran.html
http://www.greencine.com/static/primers/iran-1.jsp
http://en.wikipedia.org/wiki/Cinema_of_Iran

Вспоминаю слова Карло Понти: «Если фильм имеет успех, это бизнес. Если фильм не имеет успеха, это искусство».
Мы поговорим об искусстве.
Первым профессиональным кинорежиссором Ирана считается Мирза Ибрагим Хан Аккаш Баши. Он также был первым придворным фотографом – снимал Музаффар Эрдин Шаха.
В 1900 году, после поездки шаха в Париж Аккаш Баши купил фотоаппарат и этим устройством снимал на ленту путеществие шаха в Бельгию.
И на этом закончу синема-трип в историю иранского киноматографа.
Кто хочеть больше – а таких, конечно, абсолютное большинство – прошу в http://en.wikipedia.org/wiki/Cinema_of_Iran - тут достаточно емко написано про историю иранской киноматографии.
Иран меняется, он открывается миру на свой лад. Мобильники, к примеру, теперь нередко можно увидеть в иранских фильмах из городской жизни. Для своих обладателей они явно не являются диковинами. Другое дело – чудеса западных технологий в Иране доступны уже не только лишь представителям среднего класса. А потому уже не оказываются только приметами «демократизации», но и индикаторами социальных противоречий, имущественного и культурного расслоения нации. Эти процессы осознаются кинематографистами, находят свое отражение в иранских фильмах последних лет.




Во многом ситуация в нынешнем иранском киноматографе напоминает положение дел в предперестроечном советском кинематографе. Фильмы в Исламской Республике Иран субсидирует государство, что обеспечивает общую и полную подконтрольность кинематографа. Контроль осуществляется при посредстве Министерства культуры и различных фондов, ведающих производством, прокатом (а заодно и цензурой). Вместе с тем, кинорежиссоры и сценаристы, стремящиеся к свободе самовыражения, нередко находят лазейки в частоколе официальных установлений. В прежние годы события могли принимать драматический оборот. В 1996 г. знаменитый режиссер Мохсен Махмальбаф был вынужден продать дом, чтобы уберечь одну из своих лент от ножниц цензоров. На ее производство был взят заем, но Министерство культуры отказалось выпускать на экран картину без купюр, сделать которые автор не счел возможным. Другой иранский классик – Аббас Киаростами иначе устранил зазор между «подконтрольностью» и «свободой»: с начала девяностых годов он снимает свое кино на деньги французских продюсеров (не покидая при этом пределов отечества). Этот способ избежать цензурного прессинга оказался привлекательным и для нового поколения режиссеров – самые острые фильмы последних лет сделаны в Иране при участии французских и итальянских производственных фирм.
Впрочем, современное иранское кино и само по себе достаточно многообразно.
… Когда в 1929 году в Иране сняли фильм «Аби и Раби», муллы взбеленились и назвали увиденное «проделкой шайтана». Но шах не послушал мулл и при его дворе начал развиваться иранский кинематограф. Традиции того времени до сих пор чувствуются даже в нынешних фильмах. Удалые и грустные, с щемящей тоской песни, сцены в забегаловках и тюрьмах – любимые клише нынешних кинорежиссеров, ибо они продолжатели уникального явления, имя которому «Синема е Иран», сиречь «Кинематограф Ирана».
В общем мутном потоке эрзац-патриотичных и бытовых фильмов отчетливо выделяется камерное или же интеллектуальное кино.



Основоположниками данного явления, ныне называемого «Зеленой волной мирового кинематографа», были Дариуш Мехрджу и Месут Кимйайи. В 1970-х годах они, воодушевленные итальянским неореализмом и французской «Новой Волной», начали воздвигать дом нынешнего иранского кино.
Фильм Дариуша Мехрджу «Корова» (1969) отчетливо выходила за рамки персидской системы киноматографичкских кодов, вобрала в себя силу новых реалий и практицизма.
Движение набирала обороты и кто знает, каких бы талантов мы увидели, если в 1979 году Исламская Революция не взыграла очень злую шутку с кинематографом Ирана. За очень короткое время по всей стране были разрушены более 180 кинотеатров, а в некоторых «синема» (так иранцы называли кинотеатры), как в абаданском «Рэкс», люди были заживо сожжены во время киносеанса.
Аятоллы хотели превратить кинематограф в орудие пропаганды и агитации. Прямо как во времена Муссолини в Италии.
Но кинорежиссеры Аббас Киорастами, Амир Надери, Дариуш Мехрджу и Мохсун Махмальбаф вопреки всем гонениям и давлениям продолжали снимать то, что можно назвать настоящим кино.
Меняющаяся вместе с Исламской Революцией Иран стал ареной обсуждений и решений многих проблем, до тех пор казавшимися мелкими вопросами. Как то ношение платка, поведение женщин на улицах и в общественных местах и т.д. Начала работать цензура, безжалостно вырезавшая любые, не ее взгляд, «непристойные и опасные» сцены из фильмов.
Гнет цензуры послужил причиной возникновения языка символа, жестов, красок и полутонов, музыки и голоса в иранском кинематографе, кои потом, в проиществи десятилетий будет очаровывать весь мир.
Цензура же была очень жесткой. Например, из-за того, что в фильме «Русари-аби» («Женщина в синем чаршабе», 1995) кинорежиссер Рахшан Бани Етемад «весьма опрометчиво» допустила на экран героиню с «голыми» ногами, филь был запрещен. Кинорежиссеру и всей сьемечной группе пришлось 4 месяца ходить по различным инстанциям, просить, кричать и умолять, чтобы ленту выпустили в прокат.



Цензоры сжалились – но фильм вышел без «голых» ног.
Рахшан Бани Этемад очень любит снимать про деревенских женщин и ее фильмы «На границе» (1987), «Женщина в синем чаршабе» и «Женщина Ордубехишта» принесли автору мировую известность, превратив госпожу Этемад в самую узнаваемую женщину – режиссера в мусульманском мире.
Думаю, что главное отличие иранского кинематограф от западного в поэтике увиденного и переданного как режиссером, так и актерами. Иранские фильмы можно назвать киностихами.
Произведения ведущих кинорежиссеров Ирана рождаются от желания перемен, от ожиданий и мечтаний, от грез и фантазий самого обычного человека.



И потому их фильмы кажутся написанными камерой стихами, сотканным кинорежисссором ковром, где каждая нить – нерв ждущего, верящего, любящего и ненавидящего человека.
И вовсе неслучайно один из своих ярчайших лент Махмальбаф назвал «Гэбэ», то есть «Палас».
Лучшие произведения иранских киноматогрофистов всего лишь передают жизнь обычных, тривиальных на первый взгляд людей.



Между зрителем и персонажами всегда есть расстояние – не дотянутся, не прикоснуться…
И камера всегда находится вдалеке от персонажа.
Самые известные кинорежиссеры Ирана не очень «балуют» профессиональных актеров, отдавая предпочтение людям с улицы.
Например, в любимом мною «Черепахи тоже умеют летать», рассказывающем о жизни курдских беженцев в Ираке, тотальное большинство ролей сыграли сами беженцы.



Изумительный, грустный, но и с бешеным ритмом фильм, где дети зарабатывают на жизнь тем, что собирают мины и сдают их как металлолом. Все маленькие актеры - беженцы.



Они играют самих себя.



А Бахман Губади как-то снял разносчика чая съемочной группы и сделал его всемирно известным актером - «камерником».



Или Джафар Панахи и его фильм «Зеркало». Беседы в самом обычном междугороднем автобусе между обычными пассажирами, где в роли пассажиров выступали… Да, догадались, они самые – пассажиры, деревенские жители.
В следующий раз Старый Дервиш расскажет о направлениях и стилях в современном иранском кинематографе, об азербайджанке-владетельнице «Оскара», о маленькой кинорежиссерше, покорившей Канны в 14 лет и о многом другом.
Кино продолжается…
Subscribe

  • Зоология

    За решеткой зоопарка хищник безопасен. Но в клетке безопасный хищник перестаёт быть хищником. Он сможет стать хищником только на свободе.…

  • Кинематограф. "Открой глаза" на "Ванильное небо"

    Точно — не на один просмотр фильм! Почему фильм здесь у меня в единственном числе?.. А вот американцы любят успешные…

  • Недетское road movie

    Четыре фильма совсем не для детей О «Bad Santa» не будем, хотя конечно фильмец – самое оно по сабжу. К тому же обзор на этот…

promo drugoe_kino july 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments

  • Зоология

    За решеткой зоопарка хищник безопасен. Но в клетке безопасный хищник перестаёт быть хищником. Он сможет стать хищником только на свободе.…

  • Кинематограф. "Открой глаза" на "Ванильное небо"

    Точно — не на один просмотр фильм! Почему фильм здесь у меня в единственном числе?.. А вот американцы любят успешные…

  • Недетское road movie

    Четыре фильма совсем не для детей О «Bad Santa» не будем, хотя конечно фильмец – самое оно по сабжу. К тому же обзор на этот…