desyateryk (d_desyateryk) wrote in drugoe_kino,
desyateryk
d_desyateryk
drugoe_kino

"Сердце на ладони" (реж. Кшиштоф Занусси, Украина-Польша, 2009)

СЕРДЦЕ АНГЕЛА

49.15 КБ

«Сердце на ладони» (Украина-Польша), на первый взгляд, — типичная история о бедном и богатом, о всевластии денег и бессилии нищей добропорядочности. Олигарх Константин (Богдан Ступка), старый циник и нигилист, нуждается в новом сердце — свое собственное из-за слишком бурного образа жизни износилось. Юный безработный (философ по образованию) Стефан (Марек Куделко), потеряв работу и поссорившись с подружкой, хочет наложить на себя руки. Олигарх и философ знакомятся в клинике, куда первого привезли после приступа, второго — после очередной неудачной попытки самоубийства. Казалось бы, они нашли друг друга — пациент и донор, при этом первый может обеспечить самый лучший уход второму. Однако это не социальная драма, и даже не совсем комедия, как об этом говорит сам режиссер.
«Сердце на ладони» является, скорее, типичным католическим мираклем, рождественским спектаклем о раскаянии и удивительном спасении грешников — и кажущееся отсутствие необходимых атрибутов наподобие картин ада или рая, девы Марии и ангелов не должно вводить в заблуждение. Все это здесь есть, но опосредствованно: адом является жизнь горемычного Стефана, рай наступает вместе с хеппи-эндом, Мария появляется (как принято в мираклях) в финале: сначала на иконе, а потом в тексте песенного гимна, об ангелах разговор вообще отдельный.
Вышеупомянутое противостояние добропорядочности и разврата на актерском уровне не получает убедительного воплощения не из-за провалов исполнителей: просто главный грешник, а также святой, черт, бог и царь в фильме один — Константин-Ступка. Богдан Сильвестрович играет не просто хорошо — а ярко, широко, роскошно — циника и одновременно сильного человека, иногда кажется, что он делает роль даже масштабнее, нежели она прописана в сценарии. Потому и раскаяние в конце у Константина получается вполне убедительным, вкладывается в логику образа. Конечно, остальные персонажи, а особенно позитивные, на таком фоне просто теряются. Можно вспомнить разве только Анджело (Шимон Бобровский) — чудаковатого приспешника Константина, который, несмотря на «ангельское» имя, является таким себе мелким бесом — вечно улыбающимся и, тем не менее, вечно злым.
Описываемая Занусси реальность морально безнадежна в лучших традициях посткоммунистического кино: все покупается и продается, все заглядывают в глаза и в кошелек Константина, а близящееся умертвление Стефана обсуждают как какой-то бизнес-проект. Но деловые люди не учитывают, что Стефан — из тех неудачников, которые даже умереть нормально не умеют. Соответственно, подавляющее большинство комических ситуаций связано либо с деньгами, либо со смертью; к сожалению, нельзя сказать, что все они удачны, но среди них есть один эпизод, позволяющий посмотреть на фильм в несколько ином свете.
Когда Константин размышляет над тем, как навредить человечеству, если операция закончится неудачно, он решает завещать свое состояние каким-то особенно разрушительным организациям. Перебрав террористов, наркоторговцев, деструктивные культы, он натыкается на видеозапись выступления одного из апологетов Жака Дерриды, являющегося чуть ли не главным идеологом постмодернизма. Знаменитый мыслитель объясняет свою любимую идею деконструкции, но фактически этот отрывок звучит как проповедь всеобъемлющей аморальности. Олигарх, как раз охваченный желанием деконструировать все и вся, увлеченно отписывает деньги подрывникам-постмодернистам. Юмор всей ситуации довольно прямолинеен и слишком открыто выдает убеждения самого режиссера, заявившего перед премьерой: «Постмодернизм — это несчастье нашего времени, и нужно от него освободиться». Но, как показывает дальнейшее развитие событий, режиссер освобождается от этой ереси столь остроумно, что компенсирует остальные недостатки картины.
Базовые принципы постмодернизма — это эстетическая всеядность, основанная на постоянном цитировании и неожиданном сочетании различных стилей, а также пренебрежение к традиционным этическим иерархиям. В конце «Сердца на ладони» просветленный олигарх, раздав деньги попрошайкам под мостом, видит в телевизоре выступление певицы, развлекавшей раньше его на частной вечеринке. Девушка красивым контральто поет «Аве, Мария»; сама при этом — подчеркнуто сексуальна, с пухлыми, ярко-красными губами, откровенным декольте и вызывающе блестящим пирсингом на языке, на пестром фоне; все это в целом и образует очень четкий и недвусмысленный постмодернистский образ, построенный на столкновении «радикального гламура» и сакрального гимна. И это не просто самоиронический ход режиссера. Потому что постфактум понимаешь, что в целом «Сердце на ладони» является элегантной инверсией (кстати, понятие инверсии — одно из ключевых в мировоззрении Дерриды!) знаменитого «Сердца ангела» Алана Паркера, где главный герой, блестяще сыгранный молодым Микки Рурком, забирал сердце у своего друга и становился слугой дьявола. Здесь же сердце, отданное настоящему дьяволу во плоти Константину (не говоря уже, кем отдано — зрители должны оценить), помогает последнему стать на сторону добра. Так Занусси окончательно «приручает» постмодернизм, заставив его работать на себя, утверждать те же традиционные ценности.
Вот такая получилась рождественская история — на первый взгляд непритязательная, но с виртуозным Ступкой, с правильно скрытым эстетизмом и с моралью. Хватит на всех, в том числе — даже на скептических интеллектуалов.

Дмитрий Десятерик
Subscribe
promo drugoe_kino july 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments