проджект 2501, для тех кто знает, конечно! (lilredpill) wrote in drugoe_kino,
проджект 2501, для тех кто знает, конечно!
lilredpill
drugoe_kino

Category:

"Забавные Игры" Михаэль Ханеке (1997 Австрия)

Правила игры нужно знать, но
лучше устанавливать их самому.
Анджей Сток
Семья из трёх человек (Георг, Анна и сын Жоржи) приезжает на отдых в свой загородный дом. Половить рыбу на лодке, пособирать грибы, подышать свежим лесным воздухом, встретиться с друзьями-соседями. Во время того, как Анна раскладывает продукты на кухне, в дом заходят два, на вид интеллигентных, молодых человека. Они пришли от Герды и Фреда (тех самых соседей, с которыми хотела повидаться семья), им нужно три яйца для омлета. Всего лишь три яйца. Потом последует просьба поиграть на лужайке в гольф. А после того, как глава семейства в тоне не требующим возражений предложит им убраться, Питер и Пауль предложат сыграть в их, забавные, игры. Правила просты. Собственно, правило всего одно. Выполнять все просьбы-требования юношей (к этому моменту Георг будет лежать на полу с покалеченной ногой, а Анна с кляпом во рту). Между сторонами заключается пари - Питер и Пауль утверждают, что через 12 часов вся семья будет убита, Георг, Анна и Жоржи имеют шанс оспорить это утверждение. Это возможно только в случае полного и беспрекословного выполнения условий игры…На Каннском кинофестивале перед просмотром зрителей предупреждали о наличии почти непереносимых сцен насилия. Такого на Лазурном побережье не было со времён "Бешеных псов" Тарантино. Ещё более удивительным сей факт видится после самого фильма. В картине нет ни одной (!!!) сцены насилия. Если не считать удар по колену клюшкой для гольфа. В данном случае, всё намного сложнее. В отличие от своих европейских и заокеанских коллег, с их неистребимым желанием разрядить в любом более-менее серьёзном триллере несколько магазинов холостых, Ханеке формулирует перед нами законы бытового, экзистенциального триллера, где зритель буквально наблюдает создание жанрового блюда. В строгом смысле слова, "Забавные игры" вовсе не триллер (хотя атрибуты жанра с формальной точки зрения налицо), а, по меткому замечанию Андрея Плахова, антитриллер. По словам же самого режиссёра, его картина это "фильм о триллере". То есть, находясь в казалось бы стандартной системе координат, Ханеке умело расширяет жанровые рамки. Что может быть проще - снять фильм об очередных отморозках насилующих и убивающих очередную добропорядочную семью?! Подобного рода сюжетами современного зрителя не удивить. Зевая, опасаясь вывиха челюсти, каждый добропорядочный киноман с уверенностью достойным лучшего применения заявит, что кто-то из семьи обязательно выживет (скорее всего, это будет Жоржи), что рано или поздно в гости придут соседи или родственники, что, в конце концов, молодые подонки будут убиты или посажены в тюрьму. Всё это так, но только не у Ханеке. Семья будет действительно убита, а Питер и Пауль пойдут за яйцами для омлета в следующий (очередной) загородный домик.
До середины фильма сохраняется, пусть и хрупкое, но равновесие, когда предательская мысль: "А может всё обойдётся, и они уйдут по-хорошему?", оставляет шанс на спасение. Но после смерти Жоржи, подобных мыслей не возникает. Здесь рушится ещё один канон жанра - дети, как правило, несмотря ни на что, остаются в живых. Самого убийства мы не увидим. Зачем? Включённый телевизор, оцепеневшие от ужаса Георг и Анна, капли крови, медленно стекающие с экрана. Это намного страшнее бутафорских отверстий в голове.
Сила Питера и Пауля не только в том, что они заранее просчитали ситуацию и исполняют свой план согласно выработанным правилам. Их сила в том, что они знают, что это кино, и что мы (зрители) смотрим на них. Наиболее эффектным, в этом смысле, выглядят прямые обращения Пауля к зрителю - "Ну как Вам?", "Ещё не надоело?". Они знают, что мы хотим увидеть в триллере, и пытаются всячески задобрить нас своими действиями. Когда Анна в слезах просит прекратить, Пауль невозмутимо отвечает: "Нет, нет. Прошло всего 50 минут с начала картины. Они хотят смотреть дальше. А ведь мы не можем им отказать?!". Прямая апелляция в адрес зрителей превращает нас в действующих лиц происходящих на экране событий. В один момент Анне удаётся схватить ружьё и выстрелить в Питера; сомнений нет, он убит. Эмоции бьют через край. Вот оно, началось. Убили одного, смогут и второго. Начинаешь верить, что не всё потеряно. Пауль же начинает кричать: "Где пульт??!! Где этот чёртов пульт?!". Найдя его под подушкой, он просто перематывает плёнку назад. Питер снова жив. А Пауль знает, что Анна хочет убить Питера. Значит, надо держать ружьё подальше. И кровавая вакханалия продолжается дальше.
Ханеке не из тех режиссёров, кто думает о публике во время просмотра. Его задача - максимально вовлечь зрителя в происходящее на экране. Способы, каковыми достигается сей результат, не важны. В конце фильма, слушая рассуждения Питера и Пауля о герое какой-то картины, начинаешь сомневаться в реальности Анны, Георга, маленького Жоржи. Они плод режиссёрской фантазии. Живые, настоящие, только два обаятельных, интеллигентных, образованных и хладнокровных убийцы. Они просто любят играть в игры. Игры, где мнение зрителей не в счёт…
(с) Станислав Никулин

п.с сори что без ката. К слову, есть американская версия фильма, почти идентична европейской. Режиссёр М. Ханеке, только актеры другие, одну из главных ролей играет Тим Рот.
Subscribe

promo drugoe_kino july 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments