jumangy (jumangy) wrote in drugoe_kino,
jumangy
jumangy
drugoe_kino

Categories:

"Великий диктатор" Ч. Чаплина (1940). Размышления на тему

«В воздухе снова пахло войной. Нацисты начали наступление. Как быстро забыли мы первую мировую войну, четыре мучительных года умирания! Как быстро забыли о тех, кого война выбросила из жизни, забыли о слепых, безруких, безногих, о людях с изуродованными лицами, о припадочных, согнутых в три погибели калеках! И тех, кто не был убит или ранен, война все равно не пощадила, изуродовав их души. Война, словно минотавр, пожирала юность, оставляя в живых циничных стариков. Да, мы быстро забыли эту войну и принялись чуть ли не славить ее в популярных песенках…» (Ч. Чаплин «Моя биография»).

Фильм начинается с панорамы военных действий. Из под взрывающихся комьев земли вырывается человек, второй, третий — еле пробивающихся к орудию. Почти документальные кадры военной хроники. Пушка готовится к ответному выстрелу… И тут крупным планом мы видим лицо солдата… и «эта дурацкая пушка не стреляет».
Больше всего, помимо мощной антимилитаристской идеологии, в фильме подкупает какая-то подчеркнутая детскость, наивность восприятия политических событий так называемым «малень-ким человеком». Еще несколько минут, и героя накрывает густая, как туман, завеса дыма.
Здесь он похож на ежика в тумане, который потерялся и вдруг остался один на один с самим собой… А потом он еще и извинится перед врагами, с которыми столкнется случайно. Образ чаплинского бродяжки на войне выглядит так же нелепо, как не вяжутся лица мальчиков с военной формой на фотографиях второй мировой войны. Это тот же Симплициус Симплициссимус Гриммельсгаузена, тот же бравый Швейк Ярослава Гашека; «простак простейший», Иванушка-дурачок, угодивший в воронку жестких политических событий. Образ, как и сама ситуация, к сожалению, вечные…
Военные и послевоенные дни как будто будут представлены через простое народное сознание на протяжение всего фильма, за исключением первых и последних его кадров, в которых ни режиссеру ни зрителям не до смеха. Сам Гитлер вдруг предстает в образе избалованного ребенка — ни дать ни взять — наследник престола, бывший инфант, с детства избалованный вниманием придворных, который ни шагу не может сделать без вмешательства придворного советника (не так страшен Гитлер, как его Геббельс). Ещё только корону набекрень надеть — в довершение знакомого образа. Таков же и его соратник-хулиган Мусолини-Наполони, который оказался еще более ушлым и избалованным, чем Хинкель. Оба диктатора оказываются такими же «маленькими людьми», которые без конца спотыкаются, пока бегают по залам дворца, случайно наедаются горчицы вместо клубники и главное, также не понимают, что происходит вокруг них...
Приемы создания комизма Чаплин также заимствует из народной комедии — комедии положе-ний. Узнаются скоморошечьи представления, где Петрушка, Арлекин, другие узнаваемые герои кукольных представлений дубасят друг друга палками, бьют со всей силы ногой под зад. Здесь же — типичный Чаплинский прием — огреть врага сковородкой по голове, обязательно задев при этом по ошибке и положительного героя, малярной кистью разукрасить врагу морду. Кидание тортом в лицо тоже считается приемом далеко не новым... Но эти знакомые приемы здесь не кажутся избитыми или пошлыми, потому что узнается традиция площадного театра и карнавала…
Комичны, доходящие до Хармсовского абсурда сцены с речью Хинкеля, когда аж микрофон про-гибается от голоса великого диктатора, сцены с выкручивающимися стульями (идея сцены появилась во время встречи Чаплина с королём Бельгии, который также намеренно садился на стул с более высокими ножками, чем был у Чаплина), особенно полюбился эпизод, когда диктатор залезает от ложной скромности на штору… Здорово показан и график великого человека: у которого на все 1-2 минуты в день — заскочить попозировать скульпторам, обнять и бросить секретаршу, сыграть на пианинке…
Чаплин не боится задерживаться, смаковать каждую сцену. Так до целого сюжета разворачивает-ся сцена игры с воздушным шаром. Отдельный клип – сцена бритья под музыку. Или сцена со сломанным стулом, когда парикмахер в образе Хинкеля заходит на трибуну и падает; а потом чиновники долго возятся с этой мебелью, передавая стулья друг другу. Все это создает ат-мосферу фарса обычной жизни…
Огранка всего этого — потрясающий талант Чаплина-актера, чувствующего и передающего наряду с грубыми «поджопниками» мельчайшие оттенки чувств человека; мимика и чувство меры и такта просто невероятные…
На самом деле, этого фильма этого могло и не быть. И не только потому, что после своего выхода на большой экран в 1940 году, он постоянно подвергался нападкам со стороны политиков. Все дело в том, что Чаплин не знал настоящего ужаса геноцида. В своей автобиографии намного позже, Чаплин напишет: «Конечно, если бы я знал тогда о подлинных ужасах немецких концлагерей, я не смог бы сделать "Диктатора", не смог бы смеяться над нацистами, над их чудовищной манией уничтожения…»
К сожалению, реальный Гитлер был далеко не сказочным персонажем… Уже в середине тридца-тых годов в воздухе снова носилось предчувствие мировой войны, которое особо остро пережи-вал Чаплин: «Я не испытываю особого уважения к тем, кто вовлекает нас в беду. Я не хочу, чтобы мне указывали, кого я должен убивать и за что я должен умереть, - и все это будто бы во имя патриотизма. <…> Поэтому я не хочу ничем жертвовать во имя политики, если только сам не поверю в ту цель, которую она преследует. Я не хочу быть мучеником во имя национализма и не желаю умирать ни за президента, ни за премьер-министра, ни за диктатора…» Замысел фильма начался с гитлеровских усиков, форма которых по чистой случайности совпадала с усиками классического чаплинского амплуа (Чаплин даже называл Гитлера плагиатчиком образа). Так возникла идея произнести речь как бы от лица Гитлера, но в то же время и от себя. Помимо усиков их объединяло и другие совпадение: Чаплин и Гитлер родились в апреле 1889 года с разницей в четыре дня.
Съёмки начались в сентябре 1939 года, через неделю после начала Второй мировой войны. Через шесть месяцев, к моменту окончания съёмок фильма, Франция уже была захвачена нацистами. Речь в конце фильма была введена в сценарий уже во время съёмок. Несмотря на злободневность, фильм выходил тяжело. Чаплину постоянно угрожали, ругали, обещали разбомбить кинозал, в котором он хотел впервые представить свой фильм (все это он делал на собственные деньги, потому что фильм был политически опасным и был запрещен). (В Советском Союзе он также долгое время был запрещен из-за сталинской цензуры.) Чуть позже у Чаплина начались проблемы с Белым домом, после чего его выставили из Америки. Немногим меньше остро ругались кинокритики. Критиковали заключительную речь в фильме. Возможно за то, что в ней уже не было художественных образов, за то, что Чаплин говорил там уже от своего лица и прямым текстом. Но именно эта речь и подкупила зрителей. Как всегда подкупают такие ситуации, когда тот, кто должен по идее оставаться за кадром, вдруг больше не может молчать и прорывается в кадр с обличительной речью. Когда посреди художественного текста вдруг врезается голос автора, который больше не может молчать, скрываясь за масками героев… Когда он вдруг обращается к своему зрителю/читателю/собеседнику напрямую…

«Извините меня, но я не хочу быть императором. Не мое это дело. Я не хочу никем править, не хочу никого завоевывать. Мне бы хотелось, если возможно, помочь каждому — и еврею и не еврею, и черному, и белому.
Мы все хотим помогать друг другу - так уж созданы люди. Мы хотим жить и радоваться счастью ближнего, а не его горю. Мы не хотим ненавидеть и презирать друг друга. В этом мире хватит места для всех. Наша добрая земля плодородна - она легко прокормит нас всех.
Жизнь может быть свободной и прекрасной, но мы сбились с верного пути. Алчность отравила души людей, разделила мир ненавистью, ввергла нас в страдания и кровопролитие. Мы все на-ращивали скорость, и заперли себя в темнице. Машины, которые дают изобилие, оставили нас в нужде. Наши знания сделали нас циничными, наша рассудительность сделала нас холодными и жестокими. Мы слишком много думаем и слишком мало чувствуем. Нам нужна человечность больше, чем машины; и больше, чем рассудительность, нам нужна доброта и мягкость. Без этих качеств жизнь превратится в одно насилие, и тогда все погибло.
Самолеты и радио сократили расстояния. Сама природа этих открытий требует от человека доброты, призывает ко всеобщему братству, к единению всех людей на земле. И даже сейчас мой голос достигает слуха миллионов во всем мире - миллионов отчаявшихся мужчин, женщин и маленьких детей, несчастных жертв той системы, которая заставляет пытать и заключать в тюрьму невиновных. Тем, кто может услышать меня, я говорю: "Не отчаивайтесь!" Бедствие, которое нас постигло, порождено судорогами алчности - озлоблением людей, которые боятся прогресса
человечества. Но и ненависть людская преходяща, диктаторы погибнут, а власть, которую они отняли у народа, вернется к народу. И до тех пор, пока люди умирают за нее, свобода не погибнет.
Солдаты! Не поддавайтесь этим бестиям, которые презирают вас, делают вас рабами, управляют вашей жизнью, приказывают вам, что делать, о чем думать и как мыслить! Тем, кто муштрует вас, сажает вас на паек, обращается с вами, как со скотом, и использует вас, как пушечное мясо! Не поддавайтесь этим чудовищам, людям-машинам, с механическим умом и механическим сердцем! Вы не машины! Вы люди! С любовью к человечеству, которая живет в ваших сердцах, нельзя ненавидеть! Ненавидят лишь те, кого никто не любит, - лишь нелюди и нелюбимые!
Солдаты! Не сражайтесь за рабство! Деритесь за свободу! В семнадцатой главе Евангелия от Луки сказано, что царствие божие внутри нас - не в одном человеке, не в особой группе людей, а во всех людях! В вас! Вы, люди, обладаете властью - властью создавать машины! Властью созда-вать счастье! Вы, люди, обладаете властью сделать жизнь свободной и прекрасной, сделать эту жизнь изумительным приключением. И поэтому, во имя демократии, давайте используем эту власть, давайте объединимся! Давайте вместе бороться за новый мир, за хороший мир, который даст людям возможность работать, который даст юным будущее, а старым обеспеченность.
С помощью таких обещаний пришли к власти звери. Но они лгут! Они не выполняют своих обещаний и никогда не выполнят! Диктаторы освобождают себя, но порабощают народы. Давайте бороться за освобождение мира, за уничтожение национальных барьеров, за уничтожение алчности, ненависти и нетерпимости. Давайте бороться за мир разума, за мир, в котором наука и прогресс создадут всеобщее счастье! Солдаты, объединимся во имя демократии!
Ханна, ты слышишь меня? Где бы ты ни была, посмотри в небо! Посмотри, Ханна! Тучи рассеи-ваются! Сквозь них прорывается солнце! Мы выходим из мрака на свет! Мы входим в новый мир, и он добрее, - в мир, где люди преодолеют свою алчность, ненависть и жестокость. Посмотри в небо, Ханна! Душе человека даны крылья, и он, наконец, взлетает в небо! Он летит навстречу радуге - свету надежды! Выше голову, Ханна! Взгляни в небо!"
Subscribe

Recent Posts from This Community

promo drugoe_kino july 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments