Екатерина (katerina_lo) wrote in drugoe_kino,
Екатерина
katerina_lo
drugoe_kino

Categories:

"Дом у озера" / "The Lake House"

«Пропасть между Мирами»
 
Название: Дом у озера
Оригинальное название: The Lake House
Год выпуска: 2006
Жанр: Драма, мелодрама, фэнтази
Выпущено: Warner Bros.
Режиссер: Алехандро Агрести
В ролях: Киану Ривз, Сандра Баллок, Шохре Агдашлу, Майк Бакарелла, Кристофер Пламмер, Дилан Уолш
 
Сегодняшнее разделение на авторское, арт-хаус, другое кино и так называемую голливудчину очень сомнительно, ибо и в так называемом другом кино бывают картины абсолютно поверхностные и не несущие в себе образно-смыслового посыла. А в так называемых голливудских продуктах есть очень глубокие картины. Разделение на высокое и низкое само по себе очень противоречиво - можно даже привести мистическую метафору: корни Древа Жизни в каббалистическом учении растут в небо, а ствол Древа вниз, хотя мы видим Древо всегда растущим корнями в землю – есть вещи недоступные взгляду и не поддающиеся точному разделению. Точно так же и в кинематографе: другое кино не гарантия произведения искусства; Голливуд не знак заброковки и отсутствия подлинности художественного. По секрету алхимиков божественное-совершенное в соединении противоположностей, но это отдельная тема. Чем действительно страдают все голливудские картины, так это пожалуй вездесущими хэппи-эндами; в остальном вопрос конкретно взятой картины…
Исходным материалом для постановки «Дома у озера» послужил азиатский фильм «El Mare» - «У Моря».
В данном конкретном случае голливудская адаптация лишь улучшила и грамотно развернула картину. Скомканная, как выброшенная бумага, режиссура «El Mare» преобразилась в красиво прописанную каллиграфию работников Голливуда. Совершенно непонятно почему девушка из азиатского источника озвучивает мультфильмы? Можно конечно предположить, что это тонкий философский набросок на тему «бытия без бытия». Какое это имеет отношение к корням самой истории? Как мы увидим дальше, профессия врача для этого сюжета имеет колоссальный смысл; озвучка же мультфильмов в хихикающей истерии совершенно неадекватна для атмосферы картины. Влюбляются герои друг в друга там очень по-восточному: настолько, что в это с трудом верится. Так же, как совершенно непонятны их прогулки на аттракционы с вливанием в себя пива и с пробежками по убогим аллеям. Если в американской постановке Мир любимой Алексом красоты становится Миром Кейт и совершенно логична его любовь к архитектуре, то в образчике «кино без границ» это просто несвязанные друг с другом сцены. Точно также как и история взаимоотношений Алекса с отцом придает большую глубину смыслу и передает дополнительный смысл, то в первоисточнике это минут пять экранного времени, совершенно сбивчивого и никак не влияющего на саму историю.
Остается загадкой и кидание лапшой в стену в азиатском первоисточнике – может, конечно, это какой-то народный способ веселиться, но больше смахивает на кулинарное ток-шоу. А глубокая маниакальная любовь главной героини к своему парню, уехавшему в США, с ее постоянными страданиями по барам, по квартирам, в магазине комиксов и конец с возвращением поганца из штатов ставит под сомнение возможность возникновения отношений между людьми разделенными таинственной дырой во времени.
Очень пошло смотрится конец первоисточника с возвращением крови обратно в голову, а разбитого стакана в новенькую посуду. Многие сцены в этом фильме напоминают теле-шоу, взращенные на глубокой почве экзистенциального одиночества смотрятся как пришитые на задницу пальцы, чтобы так сказать и сзади было, как и спереди тоже… Непрекращающийся саунд, брождение по пляжу, ловля перчаток и плеера – во всем этом идея фильма лишь чахнет. Он неотточен и не имеет столь стройной и красивой композиции, которую придали ему ненавистные американцы со своей голливудчиной. В азиатской версии дом у моря похож на бункер, что очень аккуратно, исправив на стекло, перестроили американцы, тем самым придав этому жилищу особенное философское значение. Хотя в первоисточнике есть очень красивые вариации: это бесконечные пейзажи у моря – море просто завораживает своей атмосферой. Впрочем, море на то и море, что его можно снять на палароид и будет красиво. Азиатская работа каждым эпизодом опровергает особенность картины и сводит все к шаблонным приемам: движение в обратную сторону, соединение половинками экрана героев и т.д. – все эти приемчики напоминают нам в очередной раз о популярных ток-шоу…. Проработанность же характеров, мотиваций, да и игра актеров – тоже оставляют желать лучшего; и если в американской версии все же задумываешься о чем этот фильм, то восточная лишь многократным повторением слова «одиночество» врезается в память. И если у американцев можно сказать, что речь идет о двух Мирах: мужчины и женщины – то в первоисточнике вообще непонятно о чем речь, кроме как о чудесах и волшебной сказке, о которых герой и говорит в последней сцене.
 
В фильме исходно задана некая мистика: время, разделяющее героев на два года. Кейт живет в Мире уже случившегося, а Алекс в Мире, который только становится. Подобная мистика не имеет отношения к мистике как таковой, как к жанру, например. Эта мистичность не ради необъяснимого, а скорее ради метафоры и способа адекватно рассказать о том, почему мужчина и женщина по своей природе в принципе живут в разных Мирах. Конечный эпизод этого фильма можно не брать во внимание – он скорее всего был навязан голливудскими продюсерами, или же сделан из каких-либо других соображений. Его стоило бы заменить на действительно соответствующий организму картины.
Для того чтобы вскрыть фильм изнутри стоит перво-наперво найти главный визуальный образ-символ и посмотреть что заложено в него создателями картины и что отражено в нем, как неком символе. Символ-образ в своем изначальном значении.
Помимо этого стоит задаться вопросом: зачем нужно разделение между героями на пространство и время протяженностью в два года? Каков смысл этого?
Главный символ-образ картины: стеклянный дом у озера. В символизме дом обозначает и олицетворяет самого человека: его личность, душу. В психоанализе, например, исследование образа дома пациента – это исследование психического содержания пациента. Жилище олицетворяет разные слои психики: фасад дома – это внешний вид рассказывающий об индивидуальности, выставленной напоказ. Фасад – это маска, которую носит человек. В картине дом сделан из стекла: он прозрачен – это полная открытость, чистое чувство, личность готовая раскрыться и быть обнаженной перед другими. Прозрачный фасад символизирует прозрачность души, ее открытость, способность человека не прятаться, не отстраняться, ничего не скрывать в самом себе. Дом в картине скорее мечта об открытом душевном состоянии – душа как открытое бытие, как полный света и пространства Мир.
В контексте картины озеро, на котором стоит дом, является почвой, куда сваями-корнями уходит дом. Это чувства, эмоции, движение жизни, время. Время, но связанное с чувствами и ощущениями - вода живая материя и вода всегда олицетворяет женское начало и потому связана с чувствами, отраженными в бытие.
Люди – это отдельные Миры – такие же Миры, как сам дом у озера. То, что этот дом – образ мироздания подчеркивается даже древом, растущем в центре него. Как известно, пространство мироздания всегда символизируется древом, растущим в центре этого Мира. Но насколько этот прозрачный, открытый Мир способен стать пристанищем для людей, для которых он построен? Неслучайно отец Алекса говорит что жена перестала для него существовать, когда ушла из этого дома. Он построил Мир прекрасный. Прозрачный, хрупкий – как и его любовь. А уход из этого дома его жены означал для него отказ от Мира сотворенного им. Все герои этой картины – отдельные вселенные. Отец Алекса – это вселенная разочарованная, прячущая свою боль за фасадом неприступности и равнодушия. Насколько готов каждый человек вглядеться в другого как в цельное мироздание и увидеть что в самой его глубине? И здесь вполне уместно упоминание из первоисточника «El Mare», где отец героя пишет в своих мемуарах об этом доме, как об экзистенциальном пространстве – но в первоисточнике столь важная тема картины упоминается вскользь, набегу; хотя безусловно является ключевой – а в американской версии получает полное раскрытие. Если человек – это отдельный Мир, то естественно он обречен на одиночество в мироздании, ибо он сам отдельное мироздание, которое так сложно, что в соединении с другими неизбежно приводит к одиночеству и непониманию.
 
Итак, дом у озера – это образ души, переполненной чувствами и мечтами о состоянии духа, когда человек живет искренне – самой душой. Живет и чувствует Мир. Некое прекрасное состояние духа, которое почти недостижимо, ибо хрупко как стекло и скорее мечта, в которой сложно и невозможно жить, ибо в таком состоянии человек слишком открыт всему, а так может быть только в грезах о прекрасном.
«Дом у озера» - казалось бы простая картина о том, как мы сами убегаем от своего полного света и стоящего на берегу под лучами солнца стеклянного дома. О том, что мы никак не можем встретиться со своей наполненной сиянием хрупкой мечтой. Как блуждая в тоннелях пространства и времени сами убегаем прочь оттуда, где ждут нас мгновения любви, света и откровенности. Безусловно красоты интеллектуального кино – это пик на который взбираешься, измеряешь его высоты, соотнося со своими знаниями. Но есть еще и фильмы в которых живет некое «сердце» - затаенная возможно знакомая каждому боль. Боль о том, что возможно когда-то увидел этот «дом», но свет слепил и разум говорил «поверни, не останавливайся, не стоит идти туда, где невозможно скрыть себя от себя же самого же» - человек уходит, а позади всегда остается, играя светом, тот дом из стекла – мечта, которая могла обжечь. Но о самом фильме.
Время, разделяющее героев на два года – это метафора о том, что мужчина и женщина живут как бы в двух разных Мирах. Метафора не нова и справедлива. В этой картине сюжетообразующие образы очень гармонично складываются и в образно-смысловую структуру: например, собака, живущая с обоими героями – это страж между мирами, ведь, по сути, герой живет в Мире мертвых, так как прошлое – это то, что лишь осталось в мраморе нашей памяти, как и уходящие от нас люди. Тем паче, что в том Мире, где живет герой умрет его отец, да и ему самому суждено стать жертвой аварии…. Таким образом, получается, что собака – это не только способ найти причину для взаимодействия героев, но и адекватный символ. Тем более в титрах мы видим буквы, написанные героями в письмах, превращающимися в дым и растворяющимися в пространстве еще начальных титров – этим четко подчеркивается идея фильма о неком растворении в пространстве всего происходящего с нами. О неком растворении в пространстве, памяти, жизни самого человека и всего материального, что с ним происходит. Дым – это еще и иная форма материального, которое может просачиваться в другие Миры. Это и мечта – тот стеклянный дом, что связывает мужчину и женщину. Некое совершенное существование в мечте, в грезе. Интересно, что в центре этого дома растет дерево и тут есть еще один смысловой ключ: намек на некое райское существование, которое уже невозможно. Впрочем мечты человека и являются тоской по утерянному.
 
Героиня работает в больнице и это не только сюжетообразующая деталь. Она – воплощение жизни – ведь женщина это Мир дарующий жизнь, Мир поддержания жизни, заботы и жизнеутверждающих качеств. Этим и характеризуется профессия Кейт.
Алекс же строитель-архитектор. Вновь некая архетипика теперь уже мужского начала: строить, создавать – проявление активного начала, проникающего в саму плоть пространства, проникновение в женщину. И если мужской архетипичный Мир – это создание и проникновение, то женский – это принятие и поддержание. Так их профессии точно соответствуют мужскому и женскому началам.
Когда мы видим Алекса на строительной площадке, то его девушка говорит о доме у озера как о кошмаре на сваях – именно здесь закладывается идея непонимания и непринятия людьми Миров друг друга. Она добавляет: «Зачем же тебе эта стеклянная халупа? Там же не спрячешься» - эта деталь важна. Человек хочет прятаться от самого себя, скрывать себя за толстым фасадом маски, но чтобы обрести любовь, мечту, рай – нужно найти ту самую щель в этом Мире, через которую может проникать прошлое и будущее…. Маленький почтовый ящик возле дома и есть эта дыра между Мирами. Примечательно, конечно, что в «El Mare» этот почтовый ящик выглядит так, будто сохранился еще со времен переписки Людовика XIV с его куртизанкой, но на этом изыски первоисточника заканчиваются.
Кейт пишет Алексу о следах, оставленных собакой – с этого момента начинается тема следа: в лабиринте между Мирами мы все случайно связаны друг с другом и оставляем след в памяти и иногда не замечаем, что кто-то случайный и есть тот сверкающий на солнце парадайс-мечта Мир для нас. Мы вспоминаем об этом слишком поздно, когда в памяти остается только след: случайный незнакомец, попадающий под машину оказывается на самом деле тем человеком, который стал любовью всей жизни. Случайно забытая книга, догоняющий поезд незнакомец – жизнь словно состоит из этих случайностей, но каждый миг не случаен – просто его истинность раскрывается после, когда уже поздно и душа затянулась пеленой забытого. Незнакомец, поцеловавший Кейт на мгновение окажется тем же Алексом. Случайное фото в посмертных мемуарах отца Алекса раскроет его истинные чувства к сыну, которые были скрыты из страха «прозрачных стен дома». Стеклянный дом, построенный им и казавшийся всем не очень важным делом, был главным в его жизни. И все эти скрытые в наших домах и лабиринтах времени случайности – как упущенный смысл мгновения. Страницы, которые листал отец Кейт и к которым теперь после его смерти прикасается мать только теперь чувствует ту важность, которая осознается лишь потом. Случайное письмо, как бы попавшее невзначай. Дверь кружащаяся словно сквозь время и пространство. Незаметные черты каждого мига жизни становятся понятными лишь когда потом во времени все останется позади.
Алекс доставляет письмо Кейт по адресу, которого еще нет. Мир мужчины пленяет то что женщина скрывается от него. Дом, в котором она еще не живет – Мир который можно сотворить, постигнуть, искать. Мужчина переполнен любовью к тому, что призрачно: женщина растворенная в туманном будущем, неуловимая и недоступная, таинственность, невозможность ее увидеть – вот что так притягивает мужчину.
Снег, о котором предупредит Алекса Кейт, словно заколдованный выпадающий в то мгновение когда его не ждешь – как символ невозможности любви там где ее не может быть, потому что само время противится этому – так же невероятен снег, выпавший поздней весной. Даже реакции героев мужчины и женщины подчеркивают их разделенные Миры.
Женщина принимает невероятное без удивления, словно невероятность вообще ее стихия. Мужчина же грезит невероятностью, будучи рациональным и поэтому Алекс пребывает в полной растерянности перед загадкой Мира Кейт. Сама же она называет Алекса фокусником; да и ее мать говорит, что разделение во времени это такой пустяк…
Мир будущего загадочен для Алекса, как и сама женщина – натура иррациональная. Ведь известный факт, что мужчина ищет в женщине загадку и поэтому незнание будущего очень интересная метафора на тайну женского Мира.
И вот Алекс решает раскрыть Кейт свой Мир – он показывает ей каждое любимое здание в городе. Эта прогулка порознь соединяет их через случайно увиденное вокруг – два разных мироздания соединяются в моменте познания красоты. Именно так и зарождаются чувства Кейт и Алекса – через случайно увиденное, но ставшее любимым; через осознание неповторимости каждого мгновения. Прогулка с отцом, которая была случайна для Алекса в детстве становится связующим звеном между влюбленными – так из случайности складывается сама судьба.
Кейт тоскует по дому у озера, говоря что ей не хватает тех деревьев. И снова столкновение мужского и женского Миров – она чувствует, тоскует, а он действует – приносит дерево к ее дому.
Идея фильма практически выражается в словах самого Алекса, когда он говорит брату о доме: «Ты здесь словно в аквариуме: все видишь, но не можешь потрогать. Никакой связи между тобой и тем, что ты видишь,» - в этих словах имеется ввиду невозможность проникнуть в глубину внутренней вселенной другого – можно лишь наблюдать, как за фасадом прекрасной постройки.
Алекс в прошлом видит Кейт на станции – все то же самое: возможность видеть, но невозможность изменить что-либо. Алекс оставляет себе ее книгу «Доводы рассудка» - и вот действительно довод рассудка: снова в жизни Кейт встречается мужчина, с которым все уже позади, - Морган. Женщина объясняет свой Мир: «Ты пригласил на мой день рождения пол города, захотел помолвки когда я не хотела – все слишком быстро». Впрочем сама Кейт хочет той же невозможности, которой грезит Алекс. Любовь словно рождается из преодоления героями границ своей реальности. Но при этом Кейт рассказывает о том, что она всех держит на расстоянии, но когда оно становится непреодолимо – оно превращается в мечту, в желание, в любовь. Именно держать на расстоянии, чтобы сохранить свой внутренний Мир в покое – склонность всех людей. Но именно эти расстояния становятся причиной неведенья, упущенной мечты, потери дороги к дому у озера.
«Доводы рассудка» - любимая книга Кейт – рассказывает об ожидании между двумя любящими людьми и времени в котором где-то и затерялась их любовь. Это рассказ о Мирах, которые навеки остались параллельными.
Любовь отца Алекса из-за которой он и построил сей дом дает продолжение любви между другими людьми, но и эти истинные чувства реализуются лишь спустя, как слишком поздно узнает Алекс о любви своего отца к этому дому и себе. Свет, о котором ему рассказывает отец в их последнюю встречу – его откровение. Свет мгновения – важность ухватить тающий миг и запечатлеть в свете, который не повторяется. «Если хочешь творить на века – помни о свете» - в этих словах отец раскрывает свое понимание важности каждого мига жизни, каждого случайного следа, как неповторимого света, который падает и освещает Мир единожды.
Книга которую оставляет Кейт Алексу тоже откровение о том, что было рассказано слишком поздно: не пойманный свет, не остановленный миг. Только спустя … узнается истинный рисунок происходящего. Запечатленное мгновение на фотографии отца и сына, прикасающегося к почтовому ящику, словно уже в тот момент, когда он прикасался и рождались строки будущего…
Кейт решает встретиться с Алексом, но он не приходит в то время, о котором они договорились. Отношения разорваны из-за незнания причины их разрыва…. Кейт рассказывает, идя по коридору в больнице, о том, как видела гибель незнакомца – в это мгновение коридор входит как бы в изображение самого Алекса – это символ того, что ее Мир становится внутренним Миром героя. И именно после гибели того незнакомца она встречает Алекса – а ведь тогда она пыталась спасти жизнь именно ему. Так причудливо одно мгновение становится судьбой последующих лет. Невероятный, неподвластный уму человека узор судьбы складывается из случайных мгновений, из легких следов мироздания других людей, их света, осветившего одно мгновение.
Алекс рассказывает, что Кейт была для него реальнее всех реальных женщин – в Мире мужчины недоступная женщина намного более реально воспринимается чем та, которая готова всегда принять его. И вот Кейт, спустя уже годы, случайно в рисунке Алекса узнает его истинную судьбу…. Опять-таки «спустя».
Она узнает, что он не пришел к ней тогда потому, что погиб в тот день на этом пути. Чуждые Миры проникли друг в друга и сплелись в единую судьбу. Но фильм кончается хэппи-эндом – это самый ужасный недостаток, ведь мечта должна оставаться мечтой и тогда бы фильм обрел дополнительную глубину трагического. Трагедия отдельно существующего человека как мироздания. Если бы Алекс сделал шаг и невозможность поймать мечту осталась бы навеки невозможной в этой картине, то пожалуй трагедия человеческого сиюминутно ускользающего света осталась бы запечатленной в фильме намного более сильным ощущением. Пожалуй тогда нам бы стоило задуматься о каждом случайном миге, случайном Мире, который мы встречаем.
Человек – как отдельный Мир, который по своей природе не может раскрыться другому.
Последний эпизод стоило бы заменить. Мы видим в отражении стекла дома у озера как осенняя листва мечется на ветру, кружится. И камера отъезжает на некоторое расстояние: тут мы видим в отражении бегущих по листве Алекса и Кейт к этому дому. Когда же кадр захватывает кусок неотраженной реальности, то остаются лишь кружащиеся сухие листья и пустота до самого горизонта.
С таким концом фильм получил бы условность всего происходящего и был бы действительно глубоким философским размышлением. Хэппи-энд же сводит все к успокоению восприятия зрителя и отбрасыванию рудиментарной способности думать. Восприятие зрителя необходимо тормошить, создавая двоякость. Голливуд же, как и «другое кино» или «кино без границ» - слишком часто грешат однобокостью.
 
 
ЛОНОРЕЙТИНГ:
 
Образность: 1\5
Реализация сверхзадачи, идеи: 2\5
 
Художественный посыл
      Социальный: -
      Экуменистический: -
      Гуманистический: +
      Психоаналитический: -
      Философский: +
      Новаторский: -
 
Оригинальность: 3\5
 
Использование киновыразительных средств
      Операторская работа: +
      Монтаж: -
      Работа художника: +
      Музыка: +
      Цветовое решение: -
      Актерская игра: +
 
 
Рецензия Екатерины Лоно
.
Subscribe
promo drugoe_kino july 15, 16:23 1
Buy for 10 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments