Top.Mail.Ru
? ?

ДРУГОЕ КИНО

Смотрим. Пишем. Обсуждаем.


Previous Entry Share Flag Next Entry
"Возвращение Казановы" 1992 (коллекция Алена Делона)
Пьеро
chor_i_kalinich wrote in drugoe_kino


Слова о том, что любая жизнь – это трагедия, исход которой предрешен, принадлежат, если я не ошибаюсь, Хемингуэю. Все об этом знают, но никто не хочет с этим соглашаться; во всяком случае это то, о чем не принято говорить.
Фильм Эдуарда Нирманса «Возвращение Казановы», снятый по мотивам одноименного произведения Артура Шницлера, говорит об этом.
Этот фильм – трагедия, и если вы полагаете, что в слове «возвращение» есть какой-то триумф, то вы ошибаетесь – ничего общего с «Возвращением Будулая» или «Возвращением государя» вы здесь не найдете. Потому что речь не пойдет о возвращении домой или к любимой – это возвращение в землю.
«Нагим пришел я в мир, и нагим ухожу из него»…
В центре повествования не приключения знаменитого любовника – этот костюмный фильм вообще не приключенческий.
Он и не исторический; хотя приметы эпохи воспроизведены с похвальной точностью, они носят подчиненный характер – вполне можно было обойтись и без них, поставить, допустим, пару-тройку условных декораций да обозначить мелом пределы комнат.
Речь идет о Человеке вообще, о человеке, как о существе, обреченном узреть суетность своих желаний и тщету усилий.
В европейской, да и мировой культурной традиции этот сюжет избит и стар, новое звучание затёртым истинам придает тот, кто, казалось, мог бы эту истину опровергнуть.
Это «друг королей и герцогов», блистательный «дипломат» и путешественник, чей путь лёгок: к его услугам не только все встреченные им женщины, но еще и дворцы, и состояния многочисленных титулованных друзей.
Это Казанова.
Тот самый, после единственной встречи с которым бедная Амели на протяжении тринадцати лет молится, падая коленями на толчёное стекло – лишь бы увидеть его еще раз.
Тот самый, который демонстрирует чудеса мужской силы на постоялом дворе – от стонов хозяйки кони начинают метаться на привязи, просыпаются собаки, люди умолкают в благоговейном ужасе.
Удивительные способности – как тут не возомнить, что тебе под силу соперничать с богами!
Казанова, который засыпает в повозке после бегства с постоялого двора – он купил себе право уехать, не расплатившись! – рот открыт, мы видим отвисшую челюсть, толстый язык, кажется, чувствуем на себе его тяжелое дыхание – распаренный пожилой мужичила, умаявшийся на жаре… Еще не смирившийся с тем, что пришло время платить по счетам…
Его поражение – это его старость, еще неочевидная, им самим еще не осознаваемая, но его уже практически настигшая.
Да, уже находятся люди, которым он смешон. Они молоды, брызжут здоровьем и наглостью. И он обречен. Несмотря на то, что он сильнее, умнее – что он и доказывает на протяжении всего повествования, ну да что за дело до этого «толстомордой юности»? – молодость самодостаточна, она права уже потому, что молода.
Раз за разом Казанова осаживает ретивого молодого соперника, лейтенанта Лоренци (они возненавидели друг друга с первого взгляда), делает это небрежно и легко, превращает в посмешище, но мы-то помним, кто здесь смешон по-настоящему.
Будь вы хоть трижды лучше и умнее, шевалье – ваше время прошло, вы «часть того мира, к-й, как я надеюсь, скоро исчезнет», и еще – «у вас плохо пахнет изо рта», и – «вы мне отвратительны физически».
Кончено.
Ничего нельзя больше поделать. Дни побед остаются позади, да и были ли они – те победы? – или и они – иллюзорны, как иллюзорны упования Казановы на то, что Венеция принесет ему свои публичные извинения и пригласит обратно – его, лучшего из своих сынов…
Венецианские эмиссары все же приедут – принесут с собой свою зловонную замшелую мудрость, мертвое плебейское ехидство – мы позволим вам вернуться, если вы согласитесь на работу полицейского осведомителя. Не раздумывайте долго.
Неизбежность поражения.
Как это понятно – пытаться отрицать его.
Спрашивать слугу с каким-то прямо женским беспокойством: - Я что, постарел? Скажи, Камиль, я постарел? С очаровательным эгоизмом ставить ультиматум влюбленной дуре: - Ты должна мне помочь добиться ее. Иначе я не буду говорить с тобой. Ты перестанешь существовать для меня.

Время, всеубивающее, безжалостное. Непобедимое.

Он даст ему последний бой.
Вот как, его обвиняют в шулерстве? – что ж, никаких табакерок с потайными тузами, он играет с открытым забралом, играет честно и выигрывает, выигрывает, выигрывает, доказывая – себе, в первую очередь, свое вечное превосходство: улыбка на самодовольной физиономии молодого хлыща становится всё уже, пока не обращается в болезненную гримасу. Вот как, юная учёная идеалистка, помешанная на математике и Вольтере, им брезгует? – правдами или неправдами, но он ее получит, придет рассвет, и она содрогнется, поняв, что случилось; увидев, кто же пришел к ней ночью в плаще Лоренци. А сам Лоренци! – дерзкий щенок, мерзавец, продающий свою возлюбленную, словно публичную девку! – конечно, не совесть и не раскаяние толкнут его на то, чтобы потом вызвать Казанову на поединок.

Стареющий лев…

Бравада последних побед остается всего лишь бравадой.
Могильный жук, ползущий к упавшему лейтенанту.
Он ползет не только за ним, но и за нашим похотливым сатиром.
Этот урок – в первую очередь для него.
Конец, и жизнь прошла впустую, он плывет в гондоле меж домов родного города – ему разрешили-таки вернутся – но от домов веет тленом, впереди только старость, смерть и забвение.
Возвращение в землю, как основной мотив картины; картины, к-я тем не менее полифонична. В землю вернутся все, но все по-разному.
Кто-то, как лейтенант Лоренци, даже не успевший понять, что же произошло (кстати, партия лейтенанта – человека беспринципного, вспыльчивого, чем-то напоминающего Казанове его самого в юности – была блестяще сыграна Вадеком Станчаком).
Кто-то, как Казанова – с горестным и каким-то похмельным осознанием прошедшей жизни.
А кто-то, как другой персонаж, лично мне более симпатичный, вроде бы даже как второстепенный, а в книге и вовсе малопримечательный – это старый как гриб маркиз де Кельси, в роли которого выступил великолепный Ален Кюни. Можно с уверенностью сказать, что этот встретит приближающуюся смерть резким, каркающим смехом – грозный старик демонстрирует с экрана истинно мужское поведение: его старость – это та старость, которая ни перед кем не капитулирует в принципе. Убийственный скупой юмор, расчетливость и мужество делают эту пахнущую нафталином фигуру полноправным действующим лицом картины: мне очень импонирует сцена, в которой он на восторженные излияния Марколины относительно величия Руссо – который всем-всем-всем открыл глаза! – бросает фразу, что, возможно, лучше было бы держать глаза закрытыми. Особенно же хорош старикан в финале, когда он в некоторой степени становится даже кукловодом – руками Казановы он вгонит в неподъемный долг беднягу Лоренци, этого трахающего его жену альфонса – чистая работа, ничего не скажешь.

Т.е. картина сделана на уровне очень высоком – отличная режиссура, великолепный актерский ансамбль (очень хорош Фабрис Лукини в роли введенного в повествование слуги, а вот на роль Марколины можно было пригласить кого-нибудь пособлазнительнее) – всё это производит впечатление и сглаживает некоторые сюжетные шероховатости (я до сих пор не понимаю, как возможно – пусть в темноте – перепутать в постели одного мужчину с другим). Впрочем, последние, пожалуй, можно – с некоторой натяжкой, разумеется – отнести к условностям жанра (у Ростана, помнится, главная героиня была не в силах один мужской голос от другого отличить, тут – чем-то похожая ситуация)).
В заключение остается лишь добавить, что по сравнению с книгой фильм более драматичен, в нем усилено трагическое звучание.

В 1992-м году картина Эдуарда Нирманса «Возвращение Казановы» была номинирована на «Золотую пальмовую ветвь», но в итоге уступила «Благим намерениям» Ингмара Бергмана.


promo drugoe_kino july 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…

  • 1
Ох, отличный фильм! Смотрел его давно как-то, по НТВ ночью. Где-бы его сейчас достать?

(Deleted comment)
ой спасиб хороший человек:)

Спасибо, с удовольствием прочитала. К сожалению только, при всей моей любви к Делону, фильм не видела - а теперь еще больше хочется ).

  • 1