Tenn (pol_ned) wrote in drugoe_kino,
Tenn
pol_ned
drugoe_kino

Categories:

Maurice / James Ivory / 1987

40.66 КБ

Джеймс Айвори был рожден для того, что бы экранизировать романы Эдуарда М. Форстера – «Комната с видом», «Хауэрдс Энд» и «Морис» яркое тому подтверждение. Интуитивно чувствуешь, что режиссер влюблен в мир автора этих книг, иначе откуда столько тепла и нежности в каждом кадре, откуда это стремление передать все те особенные мелочи, которыми полна проза Форстера? И эта влюбленность передается зрителю, попадающего во власть очарования скромных камерных историй, разворачивающихся в английских имениях и меблированных комнатах, недорогих пансионах и светских салонах, герои которых лишь на первый взгляд весьма удачно вписались в мир условностей викторианской Англии, на самом же деле всегда мечтают о чем-то большем, идущем вразрез с правилами хорошего тона и заведомо неодобряемое «приличным обществом» и не важно о ком идет речь, об эксцентричной юной англичанке, желающей выйти замуж по любви за сумасбродного молодого человека, а не скучного джентльмена с хорошей репутацией («Комната с видом»), молодой женщине, связывающей жизнь с «настоящим англичанином», который не готов принять ни ее либеральных взглядов, ни ее любви к сестре, скомпрометировавшей себя внебрачной связью («Хауэрдс Энд»), или мужчине, вынужденном скрывать от всех свою любовь к другу по колледжу («Морис») – всем им тесно в мире, в котором безупречная репутация ценнее личного счастья и каждый из них находит в себе силы и мужества сделать шаг навстречу счастью, рискнув репутацией. Отчасти это напоминает мир Джейн Остен, героини книг которой так же вынуждены говорить о рецептах приготовления чая и погоде, скрывая за этими разговорами личные драмы и надежды на будущее, но лишь отчасти, потому что персонажи Остен не претендовали на нечто большее чем просто удачный брак и скромное семейное счастье, в то время как герои Форстера хотят СВОБОДЫ, а это уже определенный вызов обществу, которое может этого и не простить.
Разумеется, ставить в один ряд «Комнату с видом», «Хауэрдс Энд» и даже «Поездку в Индию» с «Морисом» можно лишь спустя долгие годы после написания романа, т.к. в момент его создания (с 1913 по 1914 гг.) даже речи не могло идти о том, что бы в свет вышла книга, речь в которой идет об однополой любви, Форстер писал ее в качестве самотерапии и искренне полагал, что издать ее можно не «раньше, чем погибнет автор или Англия» (и выбрал первый вариант, завещав издать «Мориса» через год после своей смерти – книга была издана лишь в 1971 году), однако абсолютно лишенный даже намека на эпатаж, роман отличается лишь этой особенностью – гомосексуальностью главного героя, все прочее же в той же художественной системе координат, что и остальная его проза. «Морис» не о сексе, он о любви и одиночестве.
40.05 КБ
Морис Холл (Джеймс Уилби) юноша средних талантов и способностей, порой даже заторможенный и не слишком умеющий выразить свои эмоции, становится объектом любви своего друга по колледжу Клайва Дарема (Хью Грант), который в отличии от наивного и не слишком родовитого сокурсника принадлежит к сливкам общества английской знати, обладает массой талантов и прекрасно разбирается в тонких материях, но его сердце и вполовину не такое большое, как у Мориса, однако этот факт станет известен гораздо позже. Аристократичный Клайв и простоватый Морис полные антиподы во всем, Клайв – разум, Морис – чувства, пусть и дремлющие до поры до времени. Невинное обожание Морисом Клайва меняет свое направление в более «опасное» русло, когда тот признается ему в любви, однако увлеченный высокими идеями Клайв накладывает табу на всякое проявление чувственности в их отношениях и даже поцелуй дарит как невиданную милость, руководствуясь тем, что в античности отношения двух мужчин считались благородными лишь до тех пор, пока сохраняли платоническую чистоту. Так, прозревший относительно собственной сексуальности, но так и не реализовавший ее на практике, Морис начинает долгий путь от состояния счастливой влюбленности до полного краха надежд и иллюзий, вызванного предательством любимым человеком и полного осознания отверженности себя от общества, в котором нет места таким как он. Не помню кому принадлежит фраза о том, что секс без любви такая же пошлость, как любовь без секса, но в «Морисе» наглядный пример такой ситуации.
38.56 КБ

47.54 КБ

Клайв, наделенный большим интеллектом чем Морис, типичный пациент д-ра Фрейда, который не зря утверждал, что цивилизация приносит человеку лишь нервозы, Морис же более близок к природе в своей простоте и естественности, однако именно его «неестественная естественность» ставит его вне закона и общества (в фильме и романе одного из персонажей судят за гомосексуальность приговаривая к полугоду каторжных работ). Лицемерный Клайв слишком быстро определяет для себя жизненные приоритеты – карьера политика и брак по расчету, Морис же всецело отдается чувству, сначала любви, затем отчаянию и его существование в жестких рамках веками заданного порядка одна из составляющих и романа и фильма, когда душа человека горит в огне, а он исправно ходит на службу, посещает матчи по гольфу и не пропускает светских чаепитий, говоря то, что нужно говорить, выражая те чувства, которые принято выражать.

65.22 КБ

44.99 КБ
Джеймс Айвори творит чудеса, оживляя литературных персонажей Форстера на экране, воссоздавая атмосферу довоенной Англии со всеми этими милыми анахронизмами вроде пианол и роликов для них, автомобилей с громогласными гудками и роскошных особняков с «синими» и «розовыми» комнатами для важных гостей и гостей попроще, вышколенной прислуги в кипельно белых фартуках и надменных дворецких и ,конечно, таких «очаровательных англичан», спорящих часами о политике и вполголоса обсуждающих сплетни за чашечкой чая. Однако заслуга режиссера не только в этом. Он не только подобрал адекватный киноязык для литературного первоисточника, Айвори еще очень удачно ввел несколько эпизодов, которых в книге не было, но без которых именно фильм казался бы несколько неубедительным - речь о поворотном моменте в поведении Клайва, который не просто разлюбил Мориса и понял что вполне может жениться на женщине (в романе это наиболее слабый аспект – ни с того ни с сего подобные открытия не происходят, полагаю), а именно сознательно делает выбор в пользу карьеры и благополучия слишком потрясенный и испуганный участью одного из бывших сокурсников, осужденного за мужеложство. Хью Грант вообще великолепен в роли Клайва Дарема – сначала он такой же каким его уже привыкли видеть: непременная смущенная улыбка, губки бантиком, ресничками хлоп-хлоп, зато потом он доказывает что может быть и другим – испуганное лицо, бегающий взгляд, чуть ли не истерические всхлипывания и после совершенного (моментального в общем-то) выбора в пользу «как правильно» навсегда нацепленная маска учтивости, самодовольства и легкой надменности. И его брак с очаровательной дурочкой Анной отдает гротеском – в постели молодожены исключительно в пижамах, а если Анне и доведется увидеть супруга без штанов, она с ужасом зажмурится и сделает вид что спит, а он, что верит (очень смешной эпизод).
Форстер писал «Мориса» исключительно с целью завершить роман хеппи-эндом, признавая, что это нереально, НО…Вот он так захотел, а уж как хочешь этого когда читаешь книгу – передать трудно, потому как полностью вживаешься в это состояние тотального одиночества, отягощенного умирающей надеждой быть любимым и не столь важно уже кого хотел бы любить Морис, потому что чувство любви, как и одиночества, вне пола и возраста. Форстер подошел к решению этой проблемы новаторски, если не сказать брутально – «природный» человек Морис влюбляется в еще более «природного» молодого человека по имени Алек, служащего егерем в поместье Клайва и в этом есть доля сарказма – сноб Клайв сам не зная того дает кров для первого «грехопадения» Мориса не просто с юношей, а с ПРОСТОЛЮДИНОМ, который плевать хотел на античность и чистоту платоновских идеалов. Интересен тут такой аспект: Алек не мог появится из ниоткуда и внезапно, сам Форстер то и дело переписывал рукопись романа, стараясь ввести юного егеря постепенно и незаметно, что бы тот «возникал из ничего, но становился всем» и в книге это действительно вкрадчивое такое проникновение персонажа на страницы романа из статиста, до центрального персонажа, но в литературе вообще возможно многое из того, что на экране воплотить гораздо сложнее и если в романе фраза в стиле «вызвали слугу, он помог передвинуть рояль» не заострит на себе внимание, то в кино с этим ведь сложнее и не может не закрасться подозрение с чего это вдруг камера фиксирует внимание на статисте. Айвори очень ловко повторяет прием Форстера, только на экране – Руперт Грейвс, играющий Алека, первое время никогда не появляется перед камерой один, он постоянно среди других слуг, всего лишь «один из» и только однажды задерживается перед камерой, но лишь для того, чтобы украсть со стола в саду какое-то лакомство – само по себе забавно, но ничего не значит, зато актера запоминаешь. Потом он просто ходит за спиной Мориса и гостей Клайва, неся подстреленную ими в лесу добычу и совершенно некстати громогласно поздравляет Мориса с днем рождения, о котором тот промежду делом грустно сообщает одному из друзей Клайва. Двусмысленное поведение Алека слишком туманно и для самого Мориса, которого он приходит провожать в день отъезда, тот лишь дает егерю чаевые и на его недоуменный взгляд отвечает грубым «Что? Мало?!» - слишком привыкший скрывать свои чувства и порывы, Морис не понимает, что кто-то другой может выразить их более откровенно. Поэтому Алек, дитя природы, едва ли не сам эту природу олицетворяет, когда в страшную грозу пробирается к Морису в комнату и без тени смущения почти заталкивает того в постель и делает все то, о чем тот со своим английским воспитанием лишь несмело мечтал - дурное воспитание положило конец эпохе невинности.
45.88 КБ

22.56 КБ
Финал фильма, пожалуй, даже более впечатляющ чем в книге: у Форстера Морис просто приходит к Клайву поздно вечером и шокирует его откровенным признание того, что теперь он наконец счастлив и именно с простолюдином, что их отношения далеко не платонические и он рвет с прежним миром и покидает общество. Джеймс Айвори оставляет этот эпизод точно таким же, но дополняет другим – потрясенный Клайв заходит в дом и поднимается в спальню к жене, сидящей перед зеркалом и расчесывающей волосы. Он молча улыбается ей и под очень красивую и грустную мелодию начинает плотно закрывать все окна и шторы, словно замуровывая и себя и ее изнутри, а Анна почти с ужасом смотрит на мужа…
В 1987 году на Венецианском КФ Джеймс Уилби и Хью Грант поровну разделили приз за лучшую мужскую роль в «Морисе» и это более чем справедливо. Вообще, помимо прочего просмотр фильма приятен тем, что там масса актеров, еще не раз сыгравших потом у Айвори - та же Хелена Бонем Картер, например (крохотный эпизодик, но очень забавный – ее героиня смотрит на Мориса и комментирует его «стрижечку»), или обаятельнейший Денхолм Элиот.
P.S. Пока искал в интернете информацию о «Морисе», узнал, что в России фильм официально выходил на видео в 1997г., но почему-то в сокращенной на 40 минут версии. Полностью выпала из фильма роль Бена Кингсли, сыгравшего доктора, к которому Морис обращается пытаясь «излечиться» - весьма странный подход к выпуску фильма.
31.18 КБ

35.62 КБ
Subscribe

Recent Posts from This Community

promo drugoe_kino july 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments

Recent Posts from This Community