Лев Семёркин (lev_semerkin) wrote in drugoe_kino,
Лев Семёркин
lev_semerkin
drugoe_kino

Кино-балет

.
«ПА-ДЕ-ДЕ», Н.Макларен, Канада, 1968 г. (10)

«НАРЦИСС», Н.Макларен, Канада, 1983 г. (7)


Для Макларена анимация – идеальная платформа, на которой можно замешивать разные виды искусств – обычное игровое кино, музыку, театр, изобразительное искусство. И даже разные виды восприятия – зрительное, слуховое и ассоциативное.
В данном случае кино встречается с театром (а также с изобразительным искусством). В свою очередь в театре, который оказался перед камерой Макларена, уже произошла встреча пластики и музыки, потому что это театр балетный. Оба короткометражных фильма представляют собой съемки балетных номеров в исполнении артистов Национального балета Канады (у Макларена есть еще один подобный фильм - «Адажио», 1971 года, но я его не видел).

«Па-де-де» это для меня второй по значимости пример (первый – «Ваня с 42-й улицы» Луи Маля) соединения искусства театра и искусства кино, от которого рождается совершенно новое качество, в данном случае новое кинематографическое качество.

Кстати, интересно бы вспомнить и обратные примеры, использование кино в театре. Первым пришел на ум «Портрет мадонны» Погребничко (использование кинематографических приемов – сьемка актеров на камеру во время спектакля и демонстрация тут же на экран - рождает принципиально новое театральное качество).

Важно, что Макларен обратился к самому отвлеченному, рафинированному и условному из видов театра. И в «Па-де-де» он создал киноэквивалент балета (также предельно отвлеченное, условное и чистое кино), максимально удалив все лишнее. В этом максимализме проявляется философский уровень обобщения, режиссер применяет «бритву Оккама» для исследования природы вещей.
Два артиста и абсолютно черный фон, не ни задника, ни сцены. Все происходит в идеальном вакууме, танец в пустоте (зритель никогда не видит на чем стоят и от чего отталкиваются танцоры). Нет сюжета. Нет никакой «психологии» - актеры совершенно бесстрастны, камера не фиксирует выражений лиц. Только тело – мужское и женское. Причем «телесность» также рафинирована, почти лишена обьема. Тело сведено к линии, к силуэту за счет контрастного бокового освещения. В каком-то момент понимаешь, что перед нами не трехмерное пространство, а плоскость, ожившая гравюра - белые линии на черном фоне. Макларен осмелился удалить целое измерение - третье измерение (глубину), «замахнулся на святое», на претензию кинематографа быть окном в реальный мир, он возвращает зрителя к очевидному – плоскость экрана это всего лишь плоскость и нечего притворяться.

В начале в кадре только одно тело - женское. Партнер появляется «из ниоткуда», как будто выходит слева из-за камеры (в этот момент происходит отождествление зрителя с танцором, получается, что перед этим мы видели танцовщицу его глазами, так построена мизансцена – прием из арсенала театра). Движение разложено на фазы, с одной стороны это подчеркивает статику – останавливает мгновение и зритель может сосредоточиться на красоте линии, как в графике. С другой стороны последовательность стоп-кадров, остановившихся мгновений, это фазы движения и кинозритель Макларена, в отличии от театрального зрителя, может разложить движение и рассмотреть во всех подробностях. В этом тоже есть обнажение природы вещей и природы киноискусства, ведь киноизображение это всего лишь последовательность стоп-кадров, движение в кино это только иллюзия, возникающая в голове зрителя.

Когда танцуют двое, последовательность стоп-кадров получает дополнительный смысл, от каждого из танцоров остается след, вроде ауры или излучения биополя. В кульминации фильма, когда партнеры максимально сближаются, поля вступают во взаимодействие. Возникает интерференция, излучения складываются и между партнерами возникает источник энергии, более сильный, чем простая сумма полей, именно в этом истинный смысл балетного «па-де-де».

«Сам же себя полюби беспредельно».

А вот в «Нарциссе» есть многое из того, отсутствие чего составляет главное достоинство «Па-де-де».
Очень много конкретного. Здесь есть сюжет (Нарцисс просыпается, появляется девушка, он танцует с ней, но удовлетворения не получает, появляется юноша, он танцует с ним , но удовлетворения также не получает, остается один, видит свое отражение в воде и потом танцует сам с собой, а в финале оказывается за кирпичной стеной, в каменном мешке с маленьким зарешеченным окошком – как говорится «мораль сей басни такова»).
Здесь есть цвет. Здесь есть обьем. Здесь виден задник и поверхность сцены. Есть даже декорации – лужа с водой и кирпичные стены. Здесь исполнитель главной роли играет (на крупных планах «хлопочет лицом»). Большая часть фильма это красиво снятый балетный номер, киновмешательство не бросается в глаза, обработка изображения есть и очень эффектная, но она носит вспомогательный характер, кино служит театру. Только когда Нарцисс раздваивается, возникает новое качество, невозможное в театре.
Subscribe

promo drugoe_kino july 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment