isstari_32 (isstari_32) wrote in drugoe_kino,
isstari_32
isstari_32
drugoe_kino

Categories:

"Шарлотта навсегда" реж. С. Гинзбур

Удивительна и восхитительна способность французов искать жизнь в женщине. Там же они готовы обнаружить и смерть, и тут же принять ее с достоинством.
Опять же к женщине обращаются они в поисках дома. Жизнь для француза должна иметь какой-то ощутимый эквивалент, и он выбирает женщину.
Эта женщина может быть любой женщиной потому, что потребность в ней – это изворотливое предвосхищение французского крестьянина, это его предположение о том, что питаться можно прямо от земли. Надо только чуть возделать ее, умягчить и можно пренебречь временным циклом – земля будет кормить и греть питательнее любого урожая.
Этой смесью циничной наивности и бонвиванного гуманизма пропитана картина Гинзбура « Шарлота навсегда». Обрюзгший и несимпатичный Серж весь фильм вяло болтает со своей уже подросшей дочкой о своей недееспособности, о своем неудержимом блядстве, о своей сомнительной одаренности.
Но каждый кадр необременительно содержит чувственные и инстинктивные ростки большой французской культуры.
Неопрятный Гинзбур пускает слюни, тщательно блюет в раковину, лапает школьных подруг дочери, заголяет ее саму на кровати – и зритель видит неистребимую тягу человека к цикличности жизни. Человек хочет взять там же, где положил и ему плевать на беспощадное время, на приличия, на родовые табу. Человек верит, что нежность принадлежит ему и приходиться быть невыносимым животным, чтобы добиться этой нежности для себя.
Гинзбур чувствует то, чего не чувствуют в школе, в обществе, в обыденности – потребность в жертве, в самоотдаче взаимообязующа.
Автор знает, что человек хочет пасть, но он желает, чтобы его падение было элементом его судьбы и Серж работает на это – на судьбу другого человека. Это судьба его дочери с ее подругами, его работодателя, судьба любого другого в своей типичности.
Из своей дочери, из Шарлоты Серж создает святую блядь, ревнивого соглядатая своих непристойностей. Между ним и его дочерью лежит авария, в которой погибла мать Шарлоты. Эта авария позволяет им многое, но не позволяет им последнего. И у дочери, и у отца не будет большей близости, чем близость друг друга, но она останется не физиологичной.
Гинзбур знает, если человек вынужден жить в грязи, то его право – разглядеть в этой грязи лицо, именно этой грязи может в первую очередь понадобиться человечность. Человечность этой грязи вернет ему, человеку , чувство свежерожденности. А что может быть ценнее этого чувства?
Гинзбур раскрывается перед своей мерзостью, чтобы увидеть ее подробнее, чтобы сделать ее теплее. В этом поиске личных черт в общеотвратном Серж неутомимо и изощренно пафосен.
Гинзбур сам назначает себе стоимость, торгуя своей искренностью, строит из своей жизни киномагазин. Он уверен в своей ценности и молиться на нее, невзирая на свою неприглядность и скверну.
Серж дает понять, что гадость человеческая - дело второе, а первое всегда – любовь к нему. Автор предлагает зрителю побыть чуть-чуть Богом, а если зритель этого не хочет, то Богом для него будет собственная дочь – «Шарлота навсегда».
Subscribe

promo drugoe_kino july 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments