p_pandora (p_pandora) wrote in drugoe_kino,
p_pandora
p_pandora
drugoe_kino

«Страница Эдгара По», или Кровь должна быть красной.

   «Страницей Эдгара По» окрестили современники известный фильм Роберта Вине (1873-1938гг) «Кабинет доктора Калигари». Он  вышел на экраны в 1919г. в самый разгар революции, крушения кайзеровской империи, когда Германия проиграла войну, продемонстрировав Антанте свою полную деморализацию, в стране царила анархия, в умах – декаданс. Вышедший в таких условиях фильм казался зрителям (которые к тому же были куда восприимчивее к новому искусству, настолько, что даже выбегал из зала, увидев надвигающийся поезд) страшным пророчеством и одновременно книгой, по которой читаешь судьбу сегодняшнего дня. Критики отмечали, что «Кабинет…» оказывал невероятное впечатление на увидевших картину, ведь суть общественного настроения была очень близка атмосфере фильма.
И это вообще удивительно, что лента появилась в такой сложный период: я заметила (вы легко можете проследить это по событиям отечественной истории), что, когда в обществе происходят серьезные катаклизмы, оно, как правило, отворачивается от художественного кинематографа. Кино либо вообще не смотрят (а зачем, когда на непродолжительный период жизнь на улицах становится куда интереснее и захватывающее, чем любая синема), либо на первый план выходит документалистика. Лишь некоторые шедевры художественного жанра пользуются популярностью, и то, массы ищут в них ответы на остро волнующие, насущные вопросы, а не ностальгируют о «серебряных ложечках». Художественный кинематограф в эти моменты предельно социален, почти документалистичен. Поэтому и возникает утверждение, что документалистика испытывает подъем. Но «Кабинет доктора Калигари», даже при всем уважении ко мне, трудно назвать документальным фильмом. Это очень художественное кино, пожалуй, даже чересчур.

Для работы над картиной Вине привлек знаменитых художников-экспрессионистов, одно из самых прогрессивных направлений искусства того времени: Херманна Варма, Вальтера Райманна и Вальтера Рориха. Именно они создали знаменитые декорации к фильму: перекошенные двери, ассиметричные интерьеры, смещенные пропорции – искаженное  пространство фильма. Роль художников в фильме необыкновенно возросла, можно сказать, они были соавторами самого режиссера. Нагнетая атмосферу Вине использует рисующий свет, создавая громадные ползущие тени, которые преследуют героев. Сознательно ли делал режиссер или чисто интуитивно, в целях большей выразительности, не могу ответить, но фактически, он уже тогда «лепил» эстетику современного хорроу. Некоторые его открытия, впрочем, не прижились: экспрессионисты экспериментировали со шрифтом и оформлением титров, в которых, во-первых, в силу появления звука отпала необходимость, во-вторых, эмпирически доказано, что вычурный шрифт без засечек вообще отвлекает зрителя от восприятия информации, заставляя сосредотачиваться на сложном оформлении, а не на содержании. Или, например, «Ночь» (этот титр на протяжении фильма повторяется раз десять). Большинство режиссеров того времени (да и сегодня многие) считали, что самое страшное должно обязательно случатся ночью, в кромешной тьме. В своем фильме «На север через северо-запад» Альфред Хичкок блестяще опроверг эту аксиому (самый страшный момент в картине происходит в открытом поле при ослепительном дневном свете).

  Возможно, у читающих эту рецензию  давно назрел вопрос: при чем здесь документальность ленты, когда, вон, даже автор сам утверждает, что это совсем художественный фильм? Может, у автора не все в порядке с головой? Знаменитый живописец и педагог Павел Петрович Чистяков говорил своим ученикам: «Когда точь-в-точь тогда и непохоже». Перефразировав его афоризм, получим, что «когда совсем не то, тогда самое и оно». В абстрактной картине Роберта Вине все же видна привязка ко времени. Персонаж Конрада Вейдта (сомнамбула Чезаре) вскоре стало символом страны. Через 14 лет начались события, которые превратили большинство немцев в одну послушную для манипуляций марионетку. Мог ли Вине предвидеть это, гениально предугадать будущее (как иногда это случается у художников)? Вполне возможно, по крайней мере, он остро чувствовал относительность, зыбкость окружающего пространства (ведь в конце герой, от имени которого ведется повествование оказывается сумасшедшим). Впрочем и Гитлер был не иноземным пришельцем, а порождением хотя и извращенным) своего времени. (Как знать, если бы он не был так бездарен или Венская Академия Художеств по какой-то причине приняла его, мы получили бы второго Мунка или Кокошку).

   Однозначно одно:  «Калигари» основан на страхе перед неизведанным, подсознательным. У кого-то этот страх замешан на примитивном инстинкте боязни всяких психических отклонений (в нашем случае, сомнамбулизм), кто-то проецирует его на свое время, находя в сомнамбулизме уже эхо контекстуальных событий, а кто-то даже заглядывает в будущее. В «Калигари» также заметны довольно явные фрейдистко-юнгианские мотивы. Это и неудивительно, Фрейд первоначально создал себе имя на лечении состоятельных людей от их психических фантомов после Первой Мировой, а лишь затем как автор фундаментальных трудов по психоанализу (то есть в одно время с выходом фильма). Впрочем, я не специалист в этой области, это мое частное наблюдение, не подкрепленное абсолютно никакими теориями, и я, боже упаси, не собираюсь никого убеждать.

  Возможно кто-то решит, что фильм вообще не имеет никакого отношения ко времени, он просто снят, чтобы ночью вы дрожали под одеялом. Советую разделять: обычно режиссер снимает одно, а зритель воспринимает по-своему. Это счастье, когда их точки зрения совпадают, но случается такое весьма редко. И еще, мне кажется, режиссерам полезно уяснить себе такой момент: страшно то, что реально. Когда я смотрю, как у какой-нибудь гигантской сороконожки отрывается тридцать девятая нога и оттуда хлыщет зеленая кровища, я чувствую себя Станиславским готовым крикнуть: «Не верю»; когда я вижу фильмы типа «Муха» Д. Кроненберга, я засыпаю до рекламы. Я плакала на премьере «Ключа от всех  дверей». Плакала от смеха. Куклы Вуду, «книги мертвых» (уважайте чужую тысячелетнюю культуру!) – вся эта ненужная требуха, маскирующая отсутствие грамотно продуманного сюжета. Самый страшный ужастик, который мне довелось познать, когда в благополучной полноценной семье взбесилась соковыжималка и использовала по назначению руку маленького мальчика вместо свежего апельсина. Еще круче, когда вы пророчите что-то в будущем (с известной русской тягой к мистицизму и фатализму почти всегда срабатывает). Так что, если в планах Вине ничего подобного и не было, зритель сам додумал, почему ему так страшно. Вывод: ужастик должен быть документально правдоподобным.

   И напоследок…Легко приписывать к фильму историю, которая уже свершилась. Но попробуйте предугадывать ее по современным хорроу (еще раз: хороший хорроу всегда документалистичен). Вот сейчас вся Москва ждет появления «Мертвых дочерей» Павла Руминова. Давайте встретимся на страницах этого журнала после просмотра и попытаемся ответить: как перекликается фильм с современностью, есть ли в нем приметы времени, есть ли перспектива или только рекламная ловушка. Интересно, а что мы скажем, лет через 88?))

Subscribe

promo drugoe_kino july 15, 2019 16:23 1
Buy for 100 tokens
Начинание прошлого года не оказалось единичной акцией, и вновь московское лето украшает отличный Кинофестиваль на Стрелке с ОККО. Старт уже в эту пятницу, 19 июля. Последний сеанс в воскресенье, 28 июля. Каждый вечер в летнем кинотеатре на Стреке будем смотреть один, а где и несколько фильмов.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments